Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Цикл: Русская идеология.




Обездоленный Разум.

Кто рули и вёсла бросит,

Тех Нелёгкая заносит...

Так уж водится!

В. С. Высоцкий.

Мир вступил в третье десятилетие третьего тысячелетия. Достаточно уверенно можно сказать, что, с политической точки зрения, это десятилетие станет определяющим для всего двадцать первого столетия. С других точек зрения всё менее предсказуемо: есть сопутствующие и случайные факторы, которые могут изменить ход событий. - Никто не знает, когда могут упасть метеориты, начаться ядерные войны, взорваться вулканы или как изменится климат за предстоящие десять лет. Резко возрастает электро-магнитная загрязнённость атмосферы, что тоже может привести невесть к чему... Ход истории непредсказуем, но это не отменяет стремление людей делать  прогнозы на ближайшую политическую перспективу. Потому всмотримся в будущее с большевистской прямотой и пролетарской беспощадностью...

Collapse )

И что?

Нам прививки сделаны

От слёз и грёз дешёвых…

В. Высоцкий.

Прошли протесты во многих крупных городах. – Что теперь? Что дальше? – Мнения разные. И оценки происходящего тоже разные. Но, живя в Крыму, испытываешь уже совсем особые ощущения и несколько иначе смотришь не всё происходящее. В памяти невольно всплывают иные картины, иные сцены – прошлое оставляет свои следы. Глядя на малочисленную группу омоновцев, окружённых возбуждёнными и агрессивными протестующими, мгновенно вспоминаешь бойцов Беркута, брошенных властью на произвол судьбы. От этого не уйти. Это врезано в память. Потому и оценки происходящего не всегда и во всём совпадают с мнением многих комментаторов.

Власть считает, что протестующие проиграли и не добились своего. Сомнительно. Протестные акции принесли успех протестующим и этот раунд протестующие выиграли. – Почему? –  Все протестные акции не получили разрешения на их проведение и потому были запрещены. Участие в протестах, стало быть, является административным нарушением. Ясно говоря: был запрет и протестных акций быть бы не должно… Но они были!.. Иными словами, решения власти не были реализованы. Невзирая на запрет, во многих городах протесты были. Пусть не многочисленные, но были… Значит, протестующие показали всем, что протесты осуществимы независимо от решения властей. Власть говорит “нет”, а протестующие заявили: а мы можем и смогли. Это подготовило эмоциональную почву и создало условия для последующих более масштабных акций.

Можно говорить что угодно, но протестные акции это – ещё и зрелище, привлекающее интерес или любопытство. А прошедшие протесты были хорошо подготовлены и организованы. Не случайно же они прошли в один день. И не случайно из многих городов шли прямые трансляции протестов. Зрелище было. Зрелище показывали и привлекали внимание многих людей. На разных каналах зрителей было 300-400 тысяч. Допустим цифры “накручены”, но они всё равно велики. К тому же, многие участники протестных акций теперь делятся своими яркими впечатлениями, хвастаются своими “геройствами” и рассуждают о беспомощности властей. Это – очевидные выводы. И это – факт, чтобы не говорили представители власти.

В чём здесь стратегический изъян в позиции власти? – Нельзя запрещать то, что невозможно пресечь, не допустить. Запрет должен быть реализован, его неосуществимость оценивается как слабость и беспомощность властных структур. И это очевидно. Но важнейший вопрос даже не в этом… Вопрос в том, какова цель и задача у власти. – Если целью является попытка запрета шествий и митингов, то следствием порождается проведение запрещённых шествий и неизбежные стычки между силовыми структурами и протестующими. А столкновения между силовыми структурами и протестующими приводят ко многим нежелательным последствиям и провоцируют новые протесты.

И здесь важно определиться в стратегии: что важнее, не допустить проведения митингов и шествий или исходить из намерения избежать любых столкновений между протестующими и силовыми структурами? – Если запрещать протесты, силовые столкновения неизбежны, а сам запрет остаётся не реализованным, приводя к ухудшению взаимоотношений между обществом и властью. – Что могло произойти, если бы силовые структуры отсутствовали бы на улицах? Кремль бы взяли? Или что?

Основания для протестных акций были не убедительны. Судьба А. Навального мало кого интересует. Но организаторы акций создали повод и возможность для выражения недовольства властью. Это понимали и сами организаторы. Потому  целью протестных акций была провокация. Им нужны были столкновения, кровь, жертвы, желательно детские. И уже этот факт должен был стимулировать массовость последующих акций.

Но план не удался. И, вот, в этом смысле организаторы протестных акций проиграли. – Жертв не было. Силовые структуры действовали предельно миролюбиво.

Что будет далее? – Не знаю… недавний опыт заставляет быть осторожным с выводами. Пока слушаю комментаторов. Разных. Провластные смотрят на происходящее через уменьшительное стекло. Оппозиционные смотрят через стекло увеличительное… Понятно, есть люди требующие жёстких мер – всех разогнать, всех арестовать, всех посадить. Уже арестовано более четырёх тысяч… Наверно можно задержать, посадить и десять, и сорок тысяч… ну, пока места будут… Почему нет? Можно и сто… Насколько инструмент страха и запугивания остановит протестующих, сказать трудно.

О чём важно помнить? – Проблема не является проблемой силовых структур и жёстких мер. Проблема эта политическая. Протесты в России отличаются от протестов в Белоруссии. У нас эти протесты затеяны перед выборами в Госдуму. А на выборах использовать жёсткие меры невозможно. Все протестующие и все, следящие за происходящим по интернету, осенью пойдут на выборы. Запретить им голосовать нельзя. Принудить их силовыми структурами голосовать за ЕР не удастся. Можно, конечно, сфальсифицировать выборы… Но РФ – не США, у нас сделать это сложно. А в итоге можно получить такую Госдуму, где каждое заседание будет превращаться в митинг… как, в своё время, на Съезде народных депутатов СССР…

Предсказывать ход событий не берусь… Одно дело – Москва, где многое можно нейтрализовать, другое дело – крупные города по всей России… Ближайшие дни покажут реальные настроения граждан России. - Критерий истины – политическая практика.

 

давосс


Владимир Путин порассуждал на сессии онлайн-форума «Давосская повестка дня 2021».


“Первое. У человека должна быть комфортная среда для жизни. Это жильё и доступная инфраструктура: транспортная, энергетическая, коммунальная. И конечно, экологическое благополучие, об этом никогда не нужно забывать.

Второе. Человек должен быть уверен, что у него будет работа, которая даст устойчиво растущий доход и, соответственно, достойный уровень жизни. Он должен иметь доступ к действенным механизмам обучения в течение всей своей жизни, сегодня это абсолютно необходимо, позволяющим ему развиваться и строить свою карьеру, а после её завершения получить достойную пенсию и социальный пакет.

Третье. Человек должен быть уверен, что он получит качественную, эффективную медицинскую помощь, когда это требуется, что система здравоохранения в любом случае гарантирует ему доступ к современному уровню услуг.

Четвёртое. Независимо от дохода семьи дети должны иметь возможность получить достойное образование и реализовать свой потенциал. Такой потенциал есть у каждого ребенка.

Только так можно будет гарантировать наиболее эффективное развитие современной экономики. Экономики, где люди – не средство, а цель. И только те страны, которые смогут добиться прогресса по обозначенным четырём направлениям (они не исчерпывающие, я сказал только о главном), но только те страны, которые смогут добиться прогресса хотя бы по этим четырем направлениям, обеспечат себе устойчивое и инклюзивное развитие.

Именно эти подходы лежат в основе стратегии, которую реализует и моя страна, Россия”. 

Очень хорошо сформулировано. - Кратко. Ёмко. По сути.

Всё сказанное может включить в свою программу любая партия, любой политик… и любой популист. Нашим оппозиционным партиям можно поучиться тому, как нужно формулировать программы.

Но весь вопрос в том, как реализовать подобные замыслы… и возможно ли их реализовать вообще?.. Для практической реализации этих гуманных замыслов должны иметься условия. Только при определённом общественном устройстве такие условия могут приблизиться до необходимых. Но  условий и обстоятельств мало. Для этого нужны ещё и люди, готовые к этому стремиться… Если каждый сам по себе, если каждый только за себя в этой борьбе за выживание и собственное благополучие, ничего сделать нельзя. – Какое дело владельцу яхты в сто сорок метров до развития здравоохранения… ему гораздо ближе оптимизация здравоохранения или увеличение пенсионного возраста. Он же понимает, что все эти благородные замыслы невозможны без изъятия части его доходов на общественные нужды. Зачем ему это?

Как цель, как мечта, как вектор в развитии эти замыслы достойны внимания и поддержки. Но какое отношение это всё имеет к российской реальности, к нынешним условиям, к людям современного мира? Они способны на это? Они готовы к этому?.. И желают ли они вообще этого всеобщего процветания ценой всеобщих обязательных трудов и усилий?

“Я вам, ребята, на мозги не капаю”…

Что ж… надо же и мне хоть что-то сказать о событиях в США, так взволновавших всю нашу интеллектуальную общественность… Тут Владимир Соловьёв впал в печаль, в большую печаль от происходящего в США. И даже боль он от этого испытывает. Я понимаю… Многие у нас ту печаль и боль ныне испытывают. На то она, наша  интеллектуальная  элита, и предназначена, чтобы боль и печаль из-за США испытывать.

А что ж я-то? – А я испытываю чувство полного и глубокого удовлетворения от происходящего.  - Историю можно обвинять в чём угодно: в жестокости, в безжалостности, в том, что она никого и ничему не учит, а лишь наказывает за не выученные уроки. Вот только в несправедливости обвинять историю нельзя. Одна лишь История в мире этом справедлива, ибо каждый от неё, раньше или позже, получает именно то, чего и заслуживает… по справедливости, а не по собственному самовлюблённому разумению…

А печаль? – Печаль у нас у каждого разная. И каждый право на свою печаль имеет. И перечить тому смысла нет – у кого чего болит, тот о том и говорит. А если о боли… Уж тридцать лет нет СССР, а боль осталась и не уходит. Не уходит. И чувство собственной вины не уходит. Такая, вот, печаль… Она, понятно, не у всех. Другие об США печалятся. Им-то что до СССР и той боли… Они тот СССР, тот социализм и тот советский  народ презирали и презирают. Им-то что до “совков”, до всех тех, умственно отсталых, которые не способны не только   ни виллу  в Италии, ни  яхту, о 142 метрах, купить, но и даже сто тысяч в месяц заработать не способны. За то они нас и презирают, бахвалясь своей собственностью и интеллектуальным превосходством. Что ж им об СССР печалится, если была там уравниловка и иметь то, что сейчас  имеют, они не могли. Какая ж боль у них об СССР быть может? – Презрение одно… презрение…

Говорят, классов уже нет… Вопрос спорный, ибо классы, то бишь, социальные группы, – продукт изменчивый и производный от уровня и структуры общественного производства. От этого не уйдёшь и классами столетней давности нынешний расклад не объяснишь. Тут, посредством современных мозгов,  анализ нужен нынешнего момента и нынешней структуры мирового хозяйства. Но допустим… Допустим, что классов нет, но классовое сознание-то осталось? – И свидетельством тому является именно то, что печали и боли у нас с ними разные… кто про США печалится, а кто-то про другое… Это из-за классовости сознания… если таковое сознание имеет место быть… в этом обществе “равных прав и возможностей”.

Для них США – это Град на холме. А мы? – Мы для них – Град обречённый… Кто там в США боится России? – А никто! Все знают, что РФ ядерную войну не начнёт. А, вот, нам, как говорят те, кто ныне в печали, нужно страх и ужас испытывать из-за надвигающихся байдановских времён. Да, при Байдане возможны военные провокации, усилится давление на РФ, введут новые санкции, более активно будут поддерживать нашу оппозицию и интеллектуальную группу, сейчас опечаленных.  - Страх и ужас. – Ибо они могут, а мы нет. Ибо у них трудные времена и потому мы должны пребывать в печали. -  Да-к, ведь, не пребывали же они на этом самом Западе в печали, когда погибал СССР или падала в бездну Украина. И когда на Болотной предлагали идти на штурм Кремля, они тоже не печалились, а даже радовались тому и к тому подстрекали… А нам теперь в печали и страхе пребывать должно? - Зачем? – Страх мозги и волю парализует и лишает способности к принятию разумных решений. Для этого нас в печаль и боль впадать призывают?

И ещё… Если о Трампе. Вот, говорят, что Трамп всё проиграл, струсил, всех предал и теперь бесследно сгинет из истории США. - Возможно. – Но у меня своё мнение… А уж поскольку большевиков больше нет, изложу большевистскую точку зрения… Чего добился Трамп? – Он боролся до конца. Он доказал многим, и прежде всего своим сторонникам, что выборы не были честными, что сама избирательная система США позволяет фальсифицировать выборы. Это важно. И это порождает определённую политическую ситуацию.

Далее. Независимо от того, как и кто штурмовал Капитолий, демократы докажут всем, что руководил всем Трамп и что он за всё в ответе. Его не только лишили доступа к соцсетям и будут третировать, его могут и привлечь к уголовной  ответственности. Демократы уготовили ему роль жертвы, но у сторонников Трампа по этому поводу будет иная точка зрения.

Разумеется, Трамп проиграл и потерял власть. Разумеется, демократы и Байден празднуют победу… Но весь вопрос в том, что демократы с этой властью теперь будут делать… Владимир Ульянов говорил, что власть захватить гораздо проще, чем потом удержать эту власть в своих руках. При той экономической, политической и социальной ситуации, в которой пребывает сейчас США, можно не только отдать власть, но можно и преподнести эту власть Байдену на тарелочке с голубой каёмочкой. Так в 1917 году Временное Правительство тоже праздновало победу и мечтало контролировать ситуацию… Теперь, вот, так сказать, Временный Президент тоже мечтает о собственном могуществе… А, вот, что будет, никто не знает. Не исключено, что у почитателей Байдана и демократов через полгода или год будут уже совершенно иные настроения. И, вот, тогда… Тогда Трамп может выступить уже в иной роли. Да, на все США эта роль может и не распространиться, но в одном или нескольких Штатах вполне можно объявить о независимости. Стратегически Трамп ещё не проиграл…  Это, естественно, теоретические предположения, а теоретические предположения реализуются лишь тогда, когда находятся нужные люди и нужный лидер. А потому посмотрим, что покажет практика.

История справедлива. Советский народ и его потомки расплатились и расплачиваются за разрушение собственной страны. Но и Запад, так сытно поживившийся на руинах СССР, теперь тоже расплатится за отсутствие социалистического лагеря в этом уже однополярном мире. И время это уже подошло…

А что для нас? – Все проблемы известны. Давно известны и очевидны. Потому говорил и повторю не особо радующий вывод: единственной реальной политической силой, способной принудить Россию к поиску собственного пути развития, является Запад, руководимый и направляемый США. Другой такой политической силы у нас сейчас нет. И потому: всё возможно… Говорят, предавший единожды, предаст и во второй раз. Но поколения уходят и в России явились уже новые поколения. Как поведут они себя, мы не знаем… Остаётся лишь надеяться, что предстоящие выборы в Госдуму как-то изменят ситуацию и такая политическая сила сформируется. Но пока прогноз прост: или… или…

Александр Проханов. Фрагменты из статей.

“Если долго смотреть в пустое небо, то покажется, что начинаешь сходить с ума. Или, может быть, небо начинает сходить с ума. Или ты и небо сходите с ума. А может, и ты, и небо, и Земля, и вся остальная Вселенная — мы тоже сходим с ума? Такое ощущение, что у Земли — сотрясение мозга, Земля помешалась, и ей уже тесно на орбите, по которой она летит вокруг Солнца, она больше не хочет вращаться вокруг той оси, которая ей задана от сотворения мира.

Collapse )

Уныние - грех, но иногда...




В шестидесятые годы, в годы всеобщего увлечения фантастикой, меня особо не увлекали все возможные технические чудеса будущего. Понятно было, что мир техники изменяется и будет непредсказуемо изменяться. Мне казалось и мечталось, что основные изменения будут связаны с изменением самого человека. В семидесятые, общаясь с людьми, оптимизм мой уже стал угасать, видя всю эту официальную ложь и лицемерие друзей и врагов. - Люди не соответствовали моим представлениям о человеке... Но всё же верил, что в 21 веке люди будут уже совершенно иными... более честными, порядочными, гуманными... Верил!.. Коммунизм казался политической сказкой, но в человека из будущего я верил. Верил, невзирая на все оценки и отношения к современникам.

И, вот, в большей мере по воле случая, я живу уже в этом самом 21 веке... Чудеса? - Да. Но технические... Мир удивительно изменился! В руках человека изумительные инструменты для общения, развития и получения информации. - Инструменты изумительны! - Но в чьих они руках? - Бог с ним, с социализмом... Бог с ним, с СССР... Но люди?! - Кто эти люди?

Ох, не правы были классики, говоря о спирали развития человечества. Не правы! - Наука и техника... да, они развиваются по спирали. - А человек и человечество? - Это - синусоида! Синусоида... И ничего другого!

СССР был плох? Плох, потому, что распался и уничтожил первое социалистическое общество людей? - Ну, да... Допустим! - Но всё познаётся в сравнении - человечество прожило семьдесят лет при соперничестве двух общественных систем, капитализм и социализм. - Без социализма человечество прожило только 30 лет... Что будет с ним через сорок лет? - Вот, те, кто проживут эти сорок лет, смогут реально оценить какой мир был лучше и во что превратился мир односистемный и капиталистический. Только тогда можно что-то понять и оценить в эволюции человека и человечества... Только тогда.

А пока... Кто эти люди, сидящие в президиумах и вещающие нам красивые политические речи? - А кто им внимает? Кто верит им? И кто за них голосует? - Человек человеку — волк, вещающий о либерализме, гуманизме, социальных государствах и заботе о ближнем...

Да и кому это я... Бессмысленно и бесполезно. Не те времена... Но когда-нибудь синусоида двинется вверх... когда-нибудь... если ещё не будет поздно... и если где-то выживут ещё человеки...

Пророческое...

Хозяев римских берегов предупреждаю о беде я:

Не завозите в Рим рабов, рабы - опасная идея.

Восславив плотскую любовь, настроив мраморные бани,

Не завозите в Рим рабов, владеть не долго вам рабами.

Вооружаясь до зубов, походы новые затеяв,

Не завозите в Рим рабов, ни мавров и ни иудеев.


Над яркой зеленью лугов летают коршуны кругами,

Не множьте внутренних врагов, воюя с внешними врагами,

Не избежать вам злой судьбы, не залечить былые раны:

Иноплеменные рабы бунтуют поздно или рано.


Ни первый век, ни первый год, покуда солнце в небе кружит,

Конец империям идёт лишь изнутри, а не снаружи,

Из не за памятных времён, зловещей птицею возреев...

Не потому ли фараон на волю отпустил евреев.


Закон истории суров, народы сталкивая лбами,

Не завозите в Рим рабов, вы сами станете рабами.

Александр Городницкий.


И это не только о прошлом... не только о Риме... и не только о рабах. Дешёвая рабочая сила заполоняет чужие страны, города, столицы стран. Это и настоящем. И о будущем...


Сорок лет спустя…

                                                                                      Ты уже никогда не взойдёшь на помост 
                                                                                      И дрожащей струны не коснётся рука.
                                                                                      Твоё тело друзья отнесли на погост 
                                                                                      Не на миг отдохнуть… на века!.. на века…

                                                                                                                   29.07.1980.

Если бы 25 июля 1980 года ничего не произошло, Владимиру Высоцкому…  Но произошло! И это был удар. Удар, который сознание отказывалось воспринимать как нечто реальное и действительно произошедшее. Требовалось время, чтобы осознать эту горькую реальность свершившегося. Впрочем, время требовалось ещё и для того, чтобы узнать о самой его смерти. Многие узнавали об этом через день-два, через неделю. Да и что, собственно говоря, произошло? – «Умер какой-то там актёришка, исполнитель блатных песен». – Какое дело было до него официальным органам, «руководящему ядру партии», литературной и культурной элите?! – Потому и узнавали не из газет, а из новостей «Голоса Америки», «Свободы» или «Немецкой волны». Сейчас многое кажется уже странным… Но жарким летом 1980 ещё не было мобильных телефонов, не было персональных компьютеров, не было Интернета…. Много чего у нас не было! И много чего ещё было.

Зарыты в нашу память на века… 

И даты, и события, и лица!

А память, как колодец глубока.

Попробуй заглянуть.… Наверняка,

Лицо и то, неясно отразится!

Потом были похороны… Выяснилось, что официальная точка зрения не совпадает с точкой зрения «советского народа». А этот народ уже давно считал В. Высоцкого и своим, и народным. Считал так, невзирая на отсутствие официальных званий «народного» и отсутствие печатных текстов его стихов.

А уже позже появилось множество бытописателей его биографии. Настоящие и мнимые друзья, близкие и далёкие, поэты и режиссеры вдруг как-то внезапно прозрели, неожиданно осмелели, невесть с чего вдруг стали «честными и принципиальными». Нежданно-нагадано выяснилось, сколько трудов каждый из них потратил на помощь В. Высоцкому, на его воспитание, на формирование его личности. Сразу как-то стало понятно, что сам-то В. Высоцкий ничего из себя и не представлял – только благодаря коллегам, друзьям-поэтам или «гениальности Любимова» удалось хоть что-то из него вылепить.

Сбежалась целая толпа, жаждущих бытописать существование физического тела В. Высоцкого в этом бренном и грешном мире. Каждый норовил вставить свою красочную картинку из биографии этого физического тела, во всех подробностях и в самых мельчайших деталях. Они толпились и тыкали в его портреты пальчиками. - Он – такой же, как мы! И мы – такие же, как он! Да, он ещё хуже нас! Без нас, он никто…Да, если бы не мы…чтоб он сделал и о чём бы писал!

Но схлынула и эта волна. Стало очевидным, что многие «спасители» и «спасатели» В. Высоцкого не представляют никакого интереса сами по себе и вспоминаются лишь при разговоре о В. Высоцком. И все их шокирующие и пугающие подробности из жизни его физического тела совершенно не объясняют развитие и становление его духовной сущности. Все слова и спасительные нравоучения  «наставников» В. Высоцкий знал и сам. Да, что эти слова! Он знал больше и находил аргументы в десятки раз весомее, вот, только изменить уже ничего не мог. И никто не мог! Всё было предопределено! – Сценарий был известен! И главный герой мог лишь одно – доиграть свою роль.

Жил я славно в первой трети. Двадцать лет на белом свете. – По учению!
Жил безбедно и при деле, плыл, куда глаза глядели… по течению!
Заскрипит ли в повороте, затрещит в водовороте… Я не слушаю!
То разуюсь, то обуюсь… на себя в воде любуюсь! Брагу кушаю.
И пока я наслаждался, пал туман. И оказался… в гиблом месте я!
И огромная старуха хохотнула прямо в ухо… Злая бестия!

Начало жизни, проблемы юности и взросления, трудности становления и рождения личности – это явления, всегда активно влияющие на  развитие человека и ведущие к каким-то переломам в восприятии жизни. У А. Пушкина – « любви, надежды, тихой славы, не долго нежил нас обман». У С. Есенина – «стыдно мне, что я в бога верил, горько мне, что не верю теперь». У В. Высоцкого прозаичнее и острее – «на себя в воде любуюсь». И совсем просто: «то разуюсь, то обуюсь». – Это о днях быстротечных и улетающих, лишённых серьёзных раздумий, смысла и важных событий. Самое значительное этих дней – вечером разулся,  утром обулся… и так изо дня в день, и это – главная характеристика прожитых дней. Но этот период проходит и жизнь начинает представляться уже в ином свете.

Я никогда не верил в миражи! В грядущий рай не ладил чемодана…
Учителей сожрало море лжи! И выплюнуло возле Магадана!
Но я не отличался от невежд…А если отличался, очень мало!
Занозы не оставил Будапешт, а Прага сердце мне не разорвала.
Ещё шумели в жизни и на сцене… мы путаники, мальчики пока…
Но скоро нас заметят и оценят! – Эй, против, кто?! – Намнём ему бока!
Но мы умели чувствовать опасность… задолго до начала холодов!
С бесстыдством шлюхи приходила ясность… мы души запирали на засов!
И нас хотя расстрелы не косили, но жили мы поднять не смея глаз…
Мы – тоже дети… страшных лет России… безвременье вливало водку в нас!

В. Высоцкий впитал в себя дух победителей в войне. Дух людей, прошедших тяготы, горе и беды. Надежды этих людей на то, что теперь-то наступит спокойная, радостная и счастливая жизнь. Всем казалось, что теперь всё станет иначе – честней, справедливей, приветливей. Казалось, что общие тяготы объединили, сплотили людей и сделали их уже иными. Но война уходила в далёкое прошлое, а жизнь изменялась по своим и уже не военным законам. И многим стало вдруг ясно, что мирная жизнь намного трудней и страшней, чем вылазки на передовую. На войне было опасней, но проще. И не было столько подлости, обмана и предательств от тех, чьих плеч касалось твоё плечо.

Прежняя философия коммуналок, философия общей беды и общности в трудностях невозвратно уходила в прошлое. Набирала силу и становилась всеобщей философия индивидуальных квартир, персональных и личных дач, иностранного тряпья, личных автомобилей и личной обеспеченности. «Героический рабочий класс» уже устал и не хотел быть героем. Он уже и не помышлял о какой-то там «диктатуре пролетариата». Он уже давно смирился со своей ролью и столь же смиренно благословил диктатуру КПСС. Рабочий класс уже перестал быть «передовым отрядом человечества» и, как никогда ранее, уже нуждался в поводырях, которые вели его глуповатого и слепого в «светлое будущее».

«Героический рабочий класс» уже привык иметь ХОЗЯИНА. А все его жалобы, все его возмущения сводились к одному: наш ХОЗЯИН плохо заботится и не думает о нас. Все требовали появления нового ХОЗЯИНА, имя которому СОБСТВЕННИК. Все чаяния сводились к надеждам на то, что этот НАСТОЯЩИЙ ХОЗЯИН будет лучше заботиться о своём РАБОТНИКЕ и больше ему платить. Философия всеобщего блага умирала и заменялась философией индивидуального благополучия. Мещанская идеология уже главенствовала и заполняла все уголки общественного бытия.

И уже сами пастыри устали прятаться за партийной идеологией и довольствоваться партийными пайками и льготами. Им хотелось большего. Им хотелось реализовать и реально пользоваться той властью, которой они обладали. Они уже устали стыдливо прятаться за прежние морально-идеологические каноны, им хотелось уже открыто пользоваться всеми преимуществами, которые у них были. Они тоже хотели жить, как «все нормальные люди», а нормальные люди жили только на Западе. Они завидовали им, они мечтали о такой же богатой и красивой жизни. Становилось всё очевидней, что развитие идёт совершенно не так, как об этом кричали официальные идеологи.  Но чем очевидней становились проблемы социализма, тем всё наглее, подлее и лицемернее становилась официальная пропаганда. Но эта ложь уже никого не убеждала. Всё яснее все понимали, что общество сбилось с дороги и забрело в тупик.

У про-фессиональных игроков любая масть ложится перед червой!
Так век двадцатый… лучший из веков!.. как шлюха упадёт под двадцать первый!
Я думаю: учёные наврали! Прокол у них в теории… порез!
Развитие идёт не по спирали, а вкривь и вкось… Вразнос! Наперерез!

Поэзию В. Высоцкого трудно назвать лирической. Скорее, это – стихотворная публицистика и политический комментарий в стихотворной форме. Во многом, поэзия В. Высоцкого выступала в качестве неофициального мнения народа, противопоставленного официальной точки зрения. Он говорил тогда, когда другие молчали. Он часто говорил о том, о чём другие говорили только «на кухнях», в своём кругу, с оглядкой по сторонам.

Часы тихонько тикали.… Сюсюкали: сю - сю…
Вы втихаря хихикали!… А я!? – Давно! - Вовсю!

Быть поэтом трудно во все времена. К концу восьмидесятых поэзия больше существовала в разговорах о ней, в многотиражных сборниках пылящихся на полках. Стихи уже утрачивали своё значение, да они никогда и не были общезначимым элементом культуры. Поэзия, изолгавшись в одах политике и политикам, уже вызывала отторжение. Лирическая поэзия всегда оставалась уделом избранных и очень узкого круга заинтересованных лиц.

И, всё-таки, В. Высоцкий нашёл способ сделать поэтическое слово звучащим, убедительным и воздействующим на широкую аудиторию. Да, это поэтическое слово не становилось печатным, не кристаллизовалось в поэтические сборники, не претендовало на классическую значимость…Но оно звучало! Они было известно, доступно и понятно многим! Очень многим! – Голос человека, которого никто не считал ни серьёзным поэтом, ни певцом, ни композитором, тем не менее, звучал в домах и над улицами во всех больших и малых городах СССР. Его слушали и понимали. А, ведь, В. Высоцкий, в принципе, лишь читал им свои стихи – читал на распев и под гитару. Но в основе были стихи – сутью, смыслом и содержанием. И никому, кроме В. Высоцкого, не удавалась добиться такого эффекта, такой глубины воздействия и такого числа, слушающих и сопереживающих ему.

В. Высоцкий мало походил на классических героев из былин и сказаний. Он не был и полководцем, который, вместе со своей военной дружиной, терпел поражение в битве с непобедимым вражеским войском. Но В. Высоцкий оставался ВОИНОМ. Он был воином, оставшимся уже без войска и знавшим, что битва уже проиграна. У него не было выбора. И ему ничего не оставалось, как только выполнить свой долг до конца. Он рубился с этими, окружившими его, врагами из последних сил. Тело уже не выдерживало всех этих перегрузок и умирало. Но воин должен рубить врага до конца. Рубить, пока он ещё жив. И смерть его не пугала. Страшнее страха смерти, был страх перед возможностью смириться и превратиться в одного из тех, с кем он боролся, кого ненавидел и кого презирал.

А мы живём в мертвящей пустоте… Попробуй, надави! Так брызнет гноем!
Мы страх мертвящий заглушаем воем…и те, что первые… и люди, что в хвосте!
И обязательные жертвоприношенья… отцами нашими воспетые не раз!..
Печать поставили на наше поколенье!.. Лишили разума! И памяти! И глаз!

В. Высоцкий никогда не был «антисоветчиком» и не боролся против советской власти. Напротив, он боролся потому, что этой советской власти уже нигде не было. А были лишь слова, было лицемерие и была ложь. В. Высоцкий, подобно многим другим, мог уехать на Запад и сделать себе успешную карьеру в качестве «жертвы тоталитарного режима». Но он не мог этого сделать. Просто потому, что он был и остался тем «советским человеком», о котором так презрительно говорили уже в СССР, не говоря о Западе. Он просто не мог предать и продать все те идеи, нормы, убеждения, которые впитал в себя с детства и в правильность которых искренне верил. За это его и не любили, ни официальная власть в СССР, ни антисоветские силы на Западе. Он не желал подчиняться этому «стадному инстинкту» тех или других. Он оставался самим собой, таким, каким есть.

И, улыбаясь, мне ломали крылья… мой хрип порой похожим был на вой…
И я немел от боли и бессилья! И лишь шептал: спасибо, что живой…
Я суеверен был. Искал приметы. Что, мол, пройдёт – терпи, всё ерунда!
Я даже прорывался в кабинеты… И зарекался! – Больше, никогда!
Вокруг меня кликуши голосили: « В Париж мотает, словно мы – в Тюмень!
Пора такого выгнать из России! Давно пора! Видать, начальству лень!»
Судачили про дачу и зарплату… Мол, денег – прорва! - По ночам кую…
Я всё отдам! Берите без доплаты!.. Трёхкомнатную камеру мою!
Ещё давали добрые советы…чуть свысока похлопав по плечу…
Мои друзья…известные поэты! – «Не стоит рифмовать: кричу – торчу…»
И лопнула во мне терпенья жила! И я со смертью перешёл на ты…
Она давно возле меня кружила, боялась, видно, только хрипоты…
Но от суда скрываться не намерен! Коль призовут – отвечу на вопрос!
Я до секунд всю жизнь свою измерил. – И худо-бедно, но тащил свой воз!
И знаю я, что лживо, а что свято! – Я понял это, всё-таки, давно…
Мой путь один. Всего один, ребята! Мне выбора, по счастью, не дано!!!

И он прошёл этот путь до конца. Он сделал выбор. Хорошо ли, плохо ли, правильно или нет, но он прожил жизнь, как сумел. Он остался самим собой! – Как во времена В. Высоцкого, так и сейчас мнения и оценки о нём противоречивы. У каждого своё представление о Высоцком. И каждый имеет на это право.…Вспоминаются слова М. Ломоносова. – «Малый человек и на горе мал. Исполин велик и в яме!». - Нужен ли нам сегодня В. Высоцкий? – Ответить на этот вопрос легко и просто. – Он нужен тем, кому нужен. И не нужен тем, кому не нужен.

Писатели и поэты, как и все окружающие нас люди, воспринимаются нами по-разному. Одни нам интересны и понятны, другие вызывают неприятие и раздражение. Мы стараемся общаться с людьми, близкими нам по духу, по восприятию этого мира, по ощущениям, порождённым пребыванием в этой жизни. Точно также мы относимся и к тем, кого уже нет среди живущих. К тем, от кого в этом мире остались только книги, стихи или рукописи.

Для кого-то их уже нет, а для кого-то они продолжают жить рядом с нами и продолжают делиться с нами своими мыслями и чувствами. Нет уже того времени, когда жил В. Высоцкий. Нет и В. Высоцкого…Но может быть, совершенно случайно, какой-то современный мальчик вдруг вытрет сопли собственного тщеславия, чванства и самолюбия. И выключит эту, разжижающую неокрепшие мозги и орущую невесть о чём, музыку. Отодвинет в сторону компьютер. И на мгновенье перестанет печалиться и тосковать о прекрасной, но ещё не задранной, юбке… И оставшись один на один с самим собою, вдруг услышит он в этой, нежданно нагрянувшей и пугающей ещё одиночеством, тишине… хриплый и мужской голос…

Только в грёзы нельзя насовсем убежать…
Краткий век у забав! Столько боли вокруг!
Попытайся ладони у мёртвых разжать.
И оружье принять из натруженных рук…
Испытай! Завладев ещё тёплым мечом…
И доспехи надев! - Что почём?! Что почём!?
Разберись! – Кто ты?!  Трус?! - Иль избранник судьбы?! –
И попробуй на вкус настоящей борьбы!

А что это было?

На любое событие можно смотреть и с политической точки зрения... Что там было в Луцке? - Комментариев много и возможно они правильно объясняют произошедшее. Возможно... Но, вот, про ящик Пандоры. - Террористам глубоко плевать на то, какой «ящик» кто-то открывает или закрывает. Такие люди, как и смертники, появлялись и будут появляться. И в каждом конкретном случае нужно принимать конкретные решения, обусловленные конкретными обстоятельствами.

Проблема не в открытии ящика Пандоры, суть проблемы в том, что после выполнения первого требования террориста, может последовать второе, третье, пятое. И всё это не гарантирует сохранения жизни заложников. Потому и смысла нет идти на уступки террористам.

В каких-то случаях можно и выполнить требования террориста, если это приемлемо и гарантирует безопасность заложников. Всё зависит от обстоятельств. Но в данном случае не это главное. В данном случае требования были идиотскими, а потому и Зеленский, выполнив эти требования, выступил в роли идиота, то бишь, слабого, безвольного президента, не способного к управлению страной. - Может в этом и был смысл этой всей операции, независимо от того, была ли она спланирована или лишь использована?

Но в такой же роли оказалась и СБУ... Выглядело всё это комично, но вопрос в том, кто и когда дал им команду на штурм. Не СБУ руководило операцией и, если команда была дана после ареста террориста, то и СБУ оказалась в роли такого же идиота.

В итоге произошедшего только Аваков остался выглядеть серьёзной политической фигурой. Как бы не объясняли произошедшее, но именно Зеленский и СБУ выглядят самым неприглядным образом в глазах многих.

Кому это выгодно? И зачем? - Зеленский пытается угодить то одним, то другим, то третьим. В итоге этого метания, он перестаёт устраивать всех и все приходят к выводу, что с этим нужно что-то делать. А реально что-то делать может лишь Аваков. И многие из СБУ будут на его стороне после позора, на который обрёк СБУ Зеленский.

Если всё это было спланировано, то выгодополучателем может быть лишь Аваков. Из чего следует, что вопрос о власти в Украине может быть вновь пересмотрен. А этот пересмотр может завершиться только диктатурой, способной навести хоть какой-то порядок в стране. Кто будет диктатором ясно... Но реализуется ли такая версия хода событий не известно. Вероятность есть, но только практика покажет, насколько она вероятна.