Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Вопросы… и вопросики…

Лента Мёбиуса, кольцо Мёбиуса... или петля?                                    

 
                                                 В молчании – слово,

                                          А свет – лишь во тьме.

                                          И жизнь после смерти

                                          Проносится быстро…

                                         Волшебник Земноморья, Урсула Ле Гуин.

Лента Мёбиуса - конструкция простая, но весьма любопытная. Изготовить её просто, а некое удивление возникает уже потом. Всё начинается с того, что один конец полоски бумаги перекручивается на 180 градусов и склеивается с другим концом. Что при этом происходит? - Мы имеем две плоскости у полоски бумаги, но, перекрутив один конец, мы превращаем эти две плоскости уже в одностороннюю поверхность. И теперь мы можем пальцем или карандашом двигаться по этой поверхности уже бесконечно, то есть, мы постоянно возвращаемся к начальной точки отсчёта. Разрезая ленту Мёбиуса разной широты, можно получить и другие её фокусы. Но суть остаётся неизменной - нет уже плоскости, есть поверхность. А кривизна или степень искажения этих плоскостей при переворачивании их в поверхность прямо зависит от длины самих плоскостей.

Collapse )

Карл Маркс (5 мая 1818 –14 марта 1883 ), из писем…

Первый том предлагаемой работы ставит себе целью разоблачить этих овец, считающих себя волками и принимаемых за таковых, – показать, что их блеяние лишь повторяет, в философской форме,  представления немецких бюргеров, что хвастливые речи этих философских комментаторов только отражают убожество немецкой действительности. Эта книга ставит себе целью развенчать и лишить  всякого доверия философскую борьбу с тенями действительности, борьбу, которая так по душе мечтательному и сонливому немецкому народу.

К. Маркс, Ф. Энгельс. - 1845-1846 годы, “Немецкая идеология”.

Не знаю, сообщал ли я вам, что с начала 1870 года мне пришлось самому заняться изучением русского языка, на котором я теперь читаю довольно бегло.Это вызвано тем, что мне прислали из Петербурга представляющую весьма значительный интерес книгу Флеровского “Положение рабочего класса( в особенности крестьян) в России” и что я хотел познакомиться также с экономическими(превосходными) работами Чернышевского ( в благодарность приговорённого 7 лет назад к сибирской каторге). Результат стоит усилий, которые должен потратить человек моих лет на овладение языком, так сильно отличающимся от классических, германских и романских языков. Идейное движение, происходящее сейчас в России, свидетельствует о том, что глубоко в низах идёт брожение. Умы всегда связаны невидимыми нитями с телом народа…

Маркс – Зигфриду Мейеру, 21 января 1871 года.

Там, где рабочий класс не достиг ещё достаточного успеха в своей организации, чтобы предпринять решительный поход против коллективной власти, то есть политической власти господствующих классов, его нужно во всяком случае подготовлять к этому путём постоянной агитации против этой власти и заняв враждебную позицию по отношению к политике господствующих классов. В противном случае рабочий класс останется игрушкой в их руках…

Маркс – Фридриху Больте, 23 ноября 1871 года.

Несколько дней тому назад один петербургский книгоиздатель поразил меня известием, что сейчас печатается русский перевод “Капитала”. Он просил меня послать ему мою фотографию, чтобы напечатать её на титульном листе, и в этой мелочи я не мог отказать “моим добрым друзьям”, русским. Такова ирония судьбы: русские, с которыми я в течении 25 лет беспрерывно боролся в своих выступлениях на немецком, но и на французском и на английском языках, всегда были моими “благодетелями”. В 1843-1844 годах, в Париже тамошние русские аристократы носили меня на руках. Моё сочинение против Прудона (1847), а также то, что издал Дункер (1859), нигде не нашли такого большого сбыта, как в России. И первой иностранной нацией, которая переводит “Капитал”, оказывается русская.

Маркс – Людвигу Кугельману, 12 октября 1868 года.

Что ж, остаётся поступать, как поступают русские – ждать. Терпение – вот основа русской дипломатии и успехов. Но наш брат, который живёт лишь один раз, может за это время и околеть.

Маркс – Энгельсу, 2 ноября 1867 года.

Здесь я могу помочь только одним: с самого же начала указать на это затруднение читателю, жаждущему истины, и предостеречь его. В науке нет широкой столбовой дороги, и только тот может достигнуть её сияющих вершин, кто, не страшась усталости, карабкается по её каменистым тропам.

Маркс – Морису Лашатру, 18 марта 1872 года.

И о политике…

Ловите ветер всеми парусами.

К чему гадать? – Любой корабль – враг!

Удача – миф! – И эту веру сами

Мы создали, поднявши чёрный флаг.

В. Высоцкий.

“Потемнеет серебро, померкнет золото. Поизносятся и вещи, и слова”. – И, действительно, многие слова поизносились и утратили свой прежний смысл. Вот, например, слово: политик. В современном понимании оно подразумевает человека, удовлетворяющего свои экономические интересы или властные амбиции через использование политической сферы. И решать эту проблему можно как прислуживая власти, так и находясь в оппозиции. Что практика и подтверждает, если оглянуться на “оппозиционные силы”.

Как-то особенно ясно вырисовалась эта картинка при осмыслении монолога В. Жириновского. Не политические умы этого не заметили, но… О чём говорит В. Жириновский, о каких успехах? – Ну, да… создал партию, стал лидером, вошли в Госдуму, получал ордена, устраивал пиры, сказал всё, что хотел…

Понятно. Ну, а политические успехи? – Что-то изменил в стране? Что изменил? – Или такой цели и не было? – Тогда “был ли мальчик”, был ли политик? – Можно представить себе Ленина, Сталина или многих других большевиков похваляющихся должностями, квартирами, яхтами и наградами? – Не на это они были нацелены, не на это… Политиками они были, политиками… В этом и вся разница. Потому и оговариваемся, мол, не политик такой-то политик, а государственный или политический деятель. С чем у нас полнейший дефицит, хотя “политиков” пруд пруди.

Потому-то все наши оппозиционные партии, занимающиеся политикой, на эту политику в России ни как и не влияют. – Одни позы. Одни обещания. И доходит порой до смешного…Вот, что сказал Г. Зюганов в отчёте перед съездом партии: У нас есть все основания полагать, что, если суд истории будет строгим и праведным, он высоко оценит путь, пройденный нашей партией, её роль в защите трудящихся и судьбе Родины”. – Забавно это… надежды на праведность суда Истории. - Суд Истории всегда строг и праведен… Сначала ЦК КПСС возомнил, что взял в свои руки бразды правления Историей, а потом, когда всё сгинуло, партия коммунистов решила: теория была верна и правильна, но История ошиблась и пошла не верной дорогой. Дальше больше: уже не народные массы стали движущей силой Истории, и даже не личности или “культы личности”, теперь движущей силой Истории стали “предатели”, которые управляют ходом Истории по своему желанию. Это – венец в теоретическом развитии исторического материализма в исполнении позднего “марксизма-ленинизма”.

И, чем больше и дольше смотришь на представителей своего и близких поколений, тем острее понимаешь ту неизбежность краха социализма. Новым поколениям можно многое простить, но, вот, рассуждения советских поколений… Эти бесконечные разговоры об И. Сталине, когда “руки по локоть в крови”… Ну, конечно, у вас-то ручки чистые, и совесть чиста, и эта совесть вас не мучает из-за гибели вашей Родины. Впрочем, может она, эта Родина, никогда и не была вашей, если вы с ней с такой лёгкостью расстались? Или вы ничего тогда не могли изменить? – Возможно. – А сейчас вы что-то можете? - Но тогда, если не станет и России,  ручки у вас опять будут такими же чистенькими, а лица - не запятнанными печалью?

Разумеется, люди есть разные. И совесть у них разная. И кого-то эта самая совесть и мучает. Вот, скажем, Армен Гаспарян произносит проникновенные монологи-проповеди нашим юным “революционерам”… Делится опытом. Горьким опытом. Без жалости к самому себе… Не многие ему, возможно, внимают, но кто-то и задумается. Да и не в итогах главное, главное в политике, чтобы человек свой долг исполнял. Что он и делает.

Вот, и Семён Багдасаров говорит много умных и правильных слов… Только непременно при этом он вспомнит о пагубности Октябрьской революции, о немецком шпионе в пломбированном вагоне. Но тут простой вопрос возникает: любопытно, а в 1977 году, вступая в ряды КПСС, Багдасаров, что говорил о “пломбированных вагонах”? – Он когда был честен, тогда или сейчас? – Но тут и более общий вопрос возникает: как из страны, история которой так обильно залита кровью, завалена трупами, заляпана чёрной краской и чернилами А. Солженицына, вышли вдруг все эти люди, вышли такими чистенькими, не запятнанными и ни в чём, ни в чём не повинными? – Не из этого ли произрастает безверие молодых в тех, кто сейчас определяет  судьбу России?

С. Багдасаров чрезмерно эмоционален. Это и хорошо и плохо… Он может сказать то, чего другие побоятся сказать, но не всегда учитывает последствия своих предложений. Например, предлагает он провести “чистку” и “жестоко покарать” тех, кто прислуживает Западу. Такая необходимость, действительно, назрела. Но… при любой “чистке” создаются условия и для сведения счётов между людьми, и для карьерного роста через рьяное исполнение этой чистки. И тогда начинается процесс, уже трудно регулируемый  и законом, и политической целесообразностью. Это одними “сталинскими репрессиями” не объяснить. Вон, сейчас в США – без СССР и Сталина – дети стали писать доносы на родителей, родители – на детей, при первой появившейся возможности… и срока там не малые… Так устроены люди.

“Когда появилось мудрствование, возникло и великое лицемерие. Когда шесть родственников в раздоре, появляется сыновья почтительность и родительская любовь. Когда в государстве царит беспорядок, появляются верные слуги”. Лао-цзы, древний китайский мыслитель.

И, вот, тогда перед политиком встаёт не простой выбор: или допустить гибель страны, или навлечь на себя проклятия потомков? – Решения могут быть разными. Всё зависит от политика и политиков. А что лучше и какой политик лучше, каждый решает сам… Сталин – тиран. М. Горбачёв – лауреат Нобелевской премии мира. – А сейчас? Как оценить современного политика? – Тот же Лао-цзы даёт такую шкалу оценок… и каждый может сделать свой собственный выбор… 

“Лучший правитель тот, о котором народ знает лишь то, что он существует. Несколько хуже те правители, которых народ любит и возвышает. Ещё хуже те правители, которых народ боится. И хуже всех те правители, которых народ презирает”.

Конспект статьи А. Проханова.

Два призрака бродят по Европе — Петров и Боширов. То появятся в Солсбери, то в Праге, то на курортах Франции, то в Монако… Два таинственных призрака блуждают по Европе. И пусть себе блуждают…

В России блуждает призрак обновления, призрак русского Возрождения, чаяние долгожданного и всё не наступающего русского порыва.

Национальный рывок, если это не краткосрочная судорога, связанная с раздачей денег, обеспечивается идеологией будущего, идеологической формулой, которая озаряет всю русскую историю, объясняющую наше желанное будущее как реализацию исконной и восхитительной Русской Мечты. Суть этой формулы — один народ, одна судьба, одна Победа. Эта формула не провозглашена с кремлёвского амвона, она является достоянием узких интеллектуальных кружков.

Из идеологии рывка проистекает его технология, его индустриальное и политическое обеспечение, сведённое в мобилизационный проект.

Когда, наконец, прозвучит самый главный национальный проект — проект "Очищение", которым только и может сопровождаться рывок в грядущее?  - Под тяжестью нашей чудовищной коррупционной системы рухнет любое начинание, любое возвышенное стремление, под этой тяжестью мы не двинемся в будущее ни на миллиметр.

Отсутствие порыва, отсутствие долгожданного рывка порождает в обществе тоску, смятение, у одних — апатию и уныние, у других — ядовитую агрессию.

Помните лица предвоенных сталинских энтузиастов, которые взрастали под звуки марша "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью"? Какая энергия, какая радость, какая убеждённость в неизбежной скорой победе! Помните лица солдат Великой Отечественной? Усталые, напряжённые, с глубинным светом лица солдат и генералов — незабываемые лица России.

И какие тяжёлые каменные лица появляются порой на слушаниях президентских посланий. Какая упитанность, самоуверенность, самодовольство и каменное омертвение, словно у них пустые глазницы, залитые оловом...

Коммунисты хотят в пику Ельцин-центру создать Сталин-центр. Сталин-центр — это Советский Союз. А сегодняшний Сталин-центр будет университетом с огромным количеством профессоров и учёных, исследующих феноменологию появления такого небывалого, грозного и неповторимого государства, как Советский Союз. Но Сталин неповторим и не разгадан. Его не разгадать ни с помощью пасквилей, ни с помощью плакатных похвал.

Не станем строго судить послание Путина Федеральному Собранию. Оно — в духе и стилистике прежних.

Если оно не оправдало чьих-либо ожиданий, не значит, что эти ожидания должны умереть. А. Проханов.

Авторский текст здесь.

Диалектика...




Если страна ОТЗЫВАЕТ ПОСЛА из другой страны, тем самым, она выражает своё неприятие и возмущение действиями противостоящей стороны.

Если страна ПРИГЛАШАЕТ  ПОСЛА вернуться из-за ситуации в отношениях с противостоящей стороной, значит, страна уже готова к обсуждению вопроса об условиях капитуляции.

К нам едет ревизор…

Весело начался новый год… Происходящее в США уже стало событием историческим и несомненно Трамп войдёт в учебники истории. Разумеется, трактовка этих событий будет существенно определяться позицией тех, кто будет у власти. Так всегда было и будет: любые факты истории можно истолковать в интересах власть имущих.

Collapse )

С Новым Годом!

Вот и завершился двадцатый год третьего тысячелетия. Это был год – год-разминка, год тренировки и подготовки к надвигающемуся двадцать первому… Двадцать первый год будет трудным и, во многом, проблемным. – Чем он завершится? – Это зависит от каждого из нас и от всех граждан России. Всё зависит от нашей способности преодолевать трудности и находить правильные решения. К этому и нужно готовиться… тем, кто не верит, что смена цифр календаря сама решает все проблемы и что эти проблемы уйдут с уходом двадцатого, от которого все так устали.

Такой, вот, прогноз… А уж что будет, не знает никто. Но очевидное уже очевидно… в наступающем Годе Быка.

 

Пророческое...

Хозяев римских берегов предупреждаю о беде я:

Не завозите в Рим рабов, рабы - опасная идея.

Восславив плотскую любовь, настроив мраморные бани,

Не завозите в Рим рабов, владеть не долго вам рабами.

Вооружаясь до зубов, походы новые затеяв,

Не завозите в Рим рабов, ни мавров и ни иудеев.


Над яркой зеленью лугов летают коршуны кругами,

Не множьте внутренних врагов, воюя с внешними врагами,

Не избежать вам злой судьбы, не залечить былые раны:

Иноплеменные рабы бунтуют поздно или рано.


Ни первый век, ни первый год, покуда солнце в небе кружит,

Конец империям идёт лишь изнутри, а не снаружи,

Из не за памятных времён, зловещей птицею возреев...

Не потому ли фараон на волю отпустил евреев.


Закон истории суров, народы сталкивая лбами,

Не завозите в Рим рабов, вы сами станете рабами.

Александр Городницкий.


И это не только о прошлом... не только о Риме... и не только о рабах. Дешёвая рабочая сила заполоняет чужие страны, города, столицы стран. Это и настоящем. И о будущем...


А 30 июля 1946…

Чем, кем, какими силами определяется человеческая сущность? -

Астрологи ориентируются на то, что "звёзды говорят" и говорят о сходстве в характерах людей, родившихся в один день. Речь идёт не о судьбах, а именно о своеобразии характеров и мировосприятий.

Человеку, воспитанному в условиях тоталитарной образованности, уже сложно перестать быть материалистом. Потому ясно: звёзды о нас не говорят... им дела до нас нет, мы им не интересны. И это очевидно, хоть так суди, хоть эдак.

Тем не менее... Мы - дети планеты. Период беременности и рождения происходят в определённые времена года. С этим связаны погода, долгота дня, количество солнечных дней, пищевой рацион, доминирующие настроения, время пребывания на воздухе... И вполне возможно, что это как-то влияет на новорождённых. Что-то в этом есть.

Но, в любом случае, каждый уже сам решает, верить гороскопам или нет и насколько его характер совпадает с характером из гороскопа. Каждый решает сам... Меня, вот, угораздило родиться в один день с Фёдором Михайловичем...

С гороскопами пусть каждый разбирается сам, но вопрос этот связан с одним из фундаментальных философских вопросов: что определяет "природу" человека? Гороскопы утверждают, что эту природу определяют звёзды. Однако есть множество других ответов, которые давало и даёт человечество на этот вопрос.

Задуматься над этим вынуждают участившиеся фразы о том, что "изменяются только обстоятельства, а природа человека остаётся неизменной". Какова эта "неизменная природа" обычно не уточняется... И тогда возникает вопрос: если "природа человека неизменна" и такова, на которую вы молчаливо намекаете, почему я должен верить всем вашим словам и заверениям? - Или у вас особая природа, а не "неизменная"?

А, вот, девочка, выросшая рядом с собачьей будкой и которая бегает на четвереньках и воет, она какую "неизменную природу человека" проявляет? Или так "звёзды решили"? - Или, в годы войны, советские солдаты и гитлеровцы, они одну "неизменную природу человека" проявляли или разную?

Если уж говорить о "неизменности", то можно сказать: человек - это существо, способное на всё. Человек способен на всё из того, на что способно Зло, но способен и на то, на что готово Добро.

Но такой ответ не даёт ответа на фундаментальный вопрос. К тому же, "неизменность природы человека" консервирует нынешнее состояние дел и перечёркивает даже надежды на то, что общество можно изменить к лучшему. Идея не нова, ибо повторяет мысль о том, что "человек грешен" и мы в этом мире вынуждены жить в грехе вечно. Стало быть, любые попытки что-то изменить в этом мире к лучшему бессмысленны, а смысл каждого только в заботе о жизни в вечности иного мира.

Но Россия проходила разные исторические эпохи, которые по-разному давали ответ на этот вопрос:  ответы у идеологов капитализма и в СССР существенно различались. Большевики считали, что "природу человека" определяют социальные условия и воспитание. Другие считают, что "природа" эта определяется кровью, происхождением, вероисповеданием, генами, размером черепа или цветом кожи. В последнее время эти различия, по мнению многих, обусловлены уже только наличием особых центров в мозге, позволяющих успешно и безнаказанно добывать денежные знаки на российской территории.

Если уйти от философских споров и вернуться в практическую жизнь, то ясно: каждый сам выбирает себе идеал, пример или героя, которому он хочет и пытается подражать. Для меня, например, такой "неизменной природой", таким идеалом  является Леонардо да Винчи. Этот пример наглядно показывает, на что способна "неизменная природа человека", на что способен этот естественный интеллект.

Но есть и другой пример. - Мы можем долго рассуждать о том, есть ли русские и каким должен быть этот русский. Можно пытаться абстрактно сформулировать ту совокупность свойств и качеств, которые должны быть включены в понятие русский или русскость.

Но можно и найти конкретный пример. Для меня таким примером является Н. А. Морозов. Н. А. Морозов - русский человек. И на этом примере уже можно пытаться понять, что это значит.

Николай Александрович Морозов родился 7 июля 1854 года.

Судьба этого человека связана с целым историческим этапом в истории России, важнейшим этапом. Этот человек ругался с Г. Плехановым, встречался с К. Марксом, беседовал с Л. Н. Толстым.

Этот пример показывает, на что способен русский человек, оказавшийся в самых неблагоприятных обстоятельствах. Пожизненное заключение для многих перечёркивает все надежды и смысл дальнейшего существования. Любая интеллектуальная деятельность становится бессмысленной, ибо все твои труды и усилия кажутся напрасными и никому не нужными. Человек обрекается на бесследное исчезновение. Кто-то в этих условиях сходит с ума, ломается и мечтает лишь о смерти, а Н. А. Морозов через четверть века оказался на свободе, высвобождая и 26 томов своих интеллектуальных трудов.

За время заключения он выучил одиннадцать языков, написал множество научных работ по химии, физике, математике, астрономии, философии, авиации, политэкономии.  Последний раз был арестован в 1912 году в Крыму и заключён в Двинскую крепость, освобождён в начале 1913 года по амнистии в честь 300-летия дома Романовых. В итоге, с перерывами, провёл в заключении около 30 лет.
А ещё он писал стихи. Например. -

И вот опять она, Россия:
Опять и церкви, и кресты,
И снова вижу на пути я
Следы духовной нищеты.
Опять заставы и заслоны,
Опять надсмотрщики снуют,
И вседержащие шпионы
Свою добычу стерегут.
Опять насилия и слёзы:
И как-то чудится во мгле,
Что даже ели и берёзы
Здесь рабски клонятся к земле!

Отвечая на вопрос о том, что и почему сделало его революционером, он ответил так. -
“Как случилось моё последовательное революционизирование, я не мог бы рассказать. Всё было так постепенно и незаметно, и так вели к этому все условия русской жизни... Когда я впервые прочел Писарева и Добролюбова, мне казалось, что они выражают лишь мои собственные мысли". 

Почётный академик Н. А. Морозов родился, жил и умер в имении Борок, которое по инициативе В. И. Ленина было передано ему в пожизненное пользование.

Николай Александрович Морозов скончался 30 июля 1946 года, пережив тюремные заключения, революции, войны и дождавшись Дня Победы.

Вот наглядный пример "природы" русского человека... реального русского человека... который жил, мыслил, писал стихи...

Как будто в волшебном, таинственном сне
Несётся минут бесконечность,
Рождает их Вечность в своей глубине
И вновь поглощает их Вечность.

Он в Вечности был заключён, без оков,
В ней счастье он знал и печали,
И медленно двигались стрелки часов
И Время ему отмечали.

В темницу навеки он был заключён
Врагом животворного света,
И долго он жил, как во сне, без времён,
Часы его спрятали где-то.

Негаданно день избавленья пришёл,
И с узника сняли оковы,
И снова, свободный, часы он нашёл,
И стрелки задвигались снова.

И вновь для него, как в таинственном сне,
Помчалась минут бесконечность:
Рождала их Вечность в своей глубине
И вновь поглощала их Вечность.

Сорок лет спустя…

                                                                                      Ты уже никогда не взойдёшь на помост 
                                                                                      И дрожащей струны не коснётся рука.
                                                                                      Твоё тело друзья отнесли на погост 
                                                                                      Не на миг отдохнуть… на века!.. на века…

                                                                                                                   29.07.1980.

Если бы 25 июля 1980 года ничего не произошло, Владимиру Высоцкому…  Но произошло! И это был удар. Удар, который сознание отказывалось воспринимать как нечто реальное и действительно произошедшее. Требовалось время, чтобы осознать эту горькую реальность свершившегося. Впрочем, время требовалось ещё и для того, чтобы узнать о самой его смерти. Многие узнавали об этом через день-два, через неделю. Да и что, собственно говоря, произошло? – «Умер какой-то там актёришка, исполнитель блатных песен». – Какое дело было до него официальным органам, «руководящему ядру партии», литературной и культурной элите?! – Потому и узнавали не из газет, а из новостей «Голоса Америки», «Свободы» или «Немецкой волны». Сейчас многое кажется уже странным… Но жарким летом 1980 ещё не было мобильных телефонов, не было персональных компьютеров, не было Интернета…. Много чего у нас не было! И много чего ещё было.

Зарыты в нашу память на века… 

И даты, и события, и лица!

А память, как колодец глубока.

Попробуй заглянуть.… Наверняка,

Лицо и то, неясно отразится!

Потом были похороны… Выяснилось, что официальная точка зрения не совпадает с точкой зрения «советского народа». А этот народ уже давно считал В. Высоцкого и своим, и народным. Считал так, невзирая на отсутствие официальных званий «народного» и отсутствие печатных текстов его стихов.

А уже позже появилось множество бытописателей его биографии. Настоящие и мнимые друзья, близкие и далёкие, поэты и режиссеры вдруг как-то внезапно прозрели, неожиданно осмелели, невесть с чего вдруг стали «честными и принципиальными». Нежданно-нагадано выяснилось, сколько трудов каждый из них потратил на помощь В. Высоцкому, на его воспитание, на формирование его личности. Сразу как-то стало понятно, что сам-то В. Высоцкий ничего из себя и не представлял – только благодаря коллегам, друзьям-поэтам или «гениальности Любимова» удалось хоть что-то из него вылепить.

Сбежалась целая толпа, жаждущих бытописать существование физического тела В. Высоцкого в этом бренном и грешном мире. Каждый норовил вставить свою красочную картинку из биографии этого физического тела, во всех подробностях и в самых мельчайших деталях. Они толпились и тыкали в его портреты пальчиками. - Он – такой же, как мы! И мы – такие же, как он! Да, он ещё хуже нас! Без нас, он никто…Да, если бы не мы…чтоб он сделал и о чём бы писал!

Но схлынула и эта волна. Стало очевидным, что многие «спасители» и «спасатели» В. Высоцкого не представляют никакого интереса сами по себе и вспоминаются лишь при разговоре о В. Высоцком. И все их шокирующие и пугающие подробности из жизни его физического тела совершенно не объясняют развитие и становление его духовной сущности. Все слова и спасительные нравоучения  «наставников» В. Высоцкий знал и сам. Да, что эти слова! Он знал больше и находил аргументы в десятки раз весомее, вот, только изменить уже ничего не мог. И никто не мог! Всё было предопределено! – Сценарий был известен! И главный герой мог лишь одно – доиграть свою роль.

Жил я славно в первой трети. Двадцать лет на белом свете. – По учению!
Жил безбедно и при деле, плыл, куда глаза глядели… по течению!
Заскрипит ли в повороте, затрещит в водовороте… Я не слушаю!
То разуюсь, то обуюсь… на себя в воде любуюсь! Брагу кушаю.
И пока я наслаждался, пал туман. И оказался… в гиблом месте я!
И огромная старуха хохотнула прямо в ухо… Злая бестия!

Начало жизни, проблемы юности и взросления, трудности становления и рождения личности – это явления, всегда активно влияющие на  развитие человека и ведущие к каким-то переломам в восприятии жизни. У А. Пушкина – « любви, надежды, тихой славы, не долго нежил нас обман». У С. Есенина – «стыдно мне, что я в бога верил, горько мне, что не верю теперь». У В. Высоцкого прозаичнее и острее – «на себя в воде любуюсь». И совсем просто: «то разуюсь, то обуюсь». – Это о днях быстротечных и улетающих, лишённых серьёзных раздумий, смысла и важных событий. Самое значительное этих дней – вечером разулся,  утром обулся… и так изо дня в день, и это – главная характеристика прожитых дней. Но этот период проходит и жизнь начинает представляться уже в ином свете.

Я никогда не верил в миражи! В грядущий рай не ладил чемодана…
Учителей сожрало море лжи! И выплюнуло возле Магадана!
Но я не отличался от невежд…А если отличался, очень мало!
Занозы не оставил Будапешт, а Прага сердце мне не разорвала.
Ещё шумели в жизни и на сцене… мы путаники, мальчики пока…
Но скоро нас заметят и оценят! – Эй, против, кто?! – Намнём ему бока!
Но мы умели чувствовать опасность… задолго до начала холодов!
С бесстыдством шлюхи приходила ясность… мы души запирали на засов!
И нас хотя расстрелы не косили, но жили мы поднять не смея глаз…
Мы – тоже дети… страшных лет России… безвременье вливало водку в нас!

В. Высоцкий впитал в себя дух победителей в войне. Дух людей, прошедших тяготы, горе и беды. Надежды этих людей на то, что теперь-то наступит спокойная, радостная и счастливая жизнь. Всем казалось, что теперь всё станет иначе – честней, справедливей, приветливей. Казалось, что общие тяготы объединили, сплотили людей и сделали их уже иными. Но война уходила в далёкое прошлое, а жизнь изменялась по своим и уже не военным законам. И многим стало вдруг ясно, что мирная жизнь намного трудней и страшней, чем вылазки на передовую. На войне было опасней, но проще. И не было столько подлости, обмана и предательств от тех, чьих плеч касалось твоё плечо.

Прежняя философия коммуналок, философия общей беды и общности в трудностях невозвратно уходила в прошлое. Набирала силу и становилась всеобщей философия индивидуальных квартир, персональных и личных дач, иностранного тряпья, личных автомобилей и личной обеспеченности. «Героический рабочий класс» уже устал и не хотел быть героем. Он уже и не помышлял о какой-то там «диктатуре пролетариата». Он уже давно смирился со своей ролью и столь же смиренно благословил диктатуру КПСС. Рабочий класс уже перестал быть «передовым отрядом человечества» и, как никогда ранее, уже нуждался в поводырях, которые вели его глуповатого и слепого в «светлое будущее».

«Героический рабочий класс» уже привык иметь ХОЗЯИНА. А все его жалобы, все его возмущения сводились к одному: наш ХОЗЯИН плохо заботится и не думает о нас. Все требовали появления нового ХОЗЯИНА, имя которому СОБСТВЕННИК. Все чаяния сводились к надеждам на то, что этот НАСТОЯЩИЙ ХОЗЯИН будет лучше заботиться о своём РАБОТНИКЕ и больше ему платить. Философия всеобщего блага умирала и заменялась философией индивидуального благополучия. Мещанская идеология уже главенствовала и заполняла все уголки общественного бытия.

И уже сами пастыри устали прятаться за партийной идеологией и довольствоваться партийными пайками и льготами. Им хотелось большего. Им хотелось реализовать и реально пользоваться той властью, которой они обладали. Они уже устали стыдливо прятаться за прежние морально-идеологические каноны, им хотелось уже открыто пользоваться всеми преимуществами, которые у них были. Они тоже хотели жить, как «все нормальные люди», а нормальные люди жили только на Западе. Они завидовали им, они мечтали о такой же богатой и красивой жизни. Становилось всё очевидней, что развитие идёт совершенно не так, как об этом кричали официальные идеологи.  Но чем очевидней становились проблемы социализма, тем всё наглее, подлее и лицемернее становилась официальная пропаганда. Но эта ложь уже никого не убеждала. Всё яснее все понимали, что общество сбилось с дороги и забрело в тупик.

У про-фессиональных игроков любая масть ложится перед червой!
Так век двадцатый… лучший из веков!.. как шлюха упадёт под двадцать первый!
Я думаю: учёные наврали! Прокол у них в теории… порез!
Развитие идёт не по спирали, а вкривь и вкось… Вразнос! Наперерез!

Поэзию В. Высоцкого трудно назвать лирической. Скорее, это – стихотворная публицистика и политический комментарий в стихотворной форме. Во многом, поэзия В. Высоцкого выступала в качестве неофициального мнения народа, противопоставленного официальной точки зрения. Он говорил тогда, когда другие молчали. Он часто говорил о том, о чём другие говорили только «на кухнях», в своём кругу, с оглядкой по сторонам.

Часы тихонько тикали.… Сюсюкали: сю - сю…
Вы втихаря хихикали!… А я!? – Давно! - Вовсю!

Быть поэтом трудно во все времена. К концу восьмидесятых поэзия больше существовала в разговорах о ней, в многотиражных сборниках пылящихся на полках. Стихи уже утрачивали своё значение, да они никогда и не были общезначимым элементом культуры. Поэзия, изолгавшись в одах политике и политикам, уже вызывала отторжение. Лирическая поэзия всегда оставалась уделом избранных и очень узкого круга заинтересованных лиц.

И, всё-таки, В. Высоцкий нашёл способ сделать поэтическое слово звучащим, убедительным и воздействующим на широкую аудиторию. Да, это поэтическое слово не становилось печатным, не кристаллизовалось в поэтические сборники, не претендовало на классическую значимость…Но оно звучало! Они было известно, доступно и понятно многим! Очень многим! – Голос человека, которого никто не считал ни серьёзным поэтом, ни певцом, ни композитором, тем не менее, звучал в домах и над улицами во всех больших и малых городах СССР. Его слушали и понимали. А, ведь, В. Высоцкий, в принципе, лишь читал им свои стихи – читал на распев и под гитару. Но в основе были стихи – сутью, смыслом и содержанием. И никому, кроме В. Высоцкого, не удавалась добиться такого эффекта, такой глубины воздействия и такого числа, слушающих и сопереживающих ему.

В. Высоцкий мало походил на классических героев из былин и сказаний. Он не был и полководцем, который, вместе со своей военной дружиной, терпел поражение в битве с непобедимым вражеским войском. Но В. Высоцкий оставался ВОИНОМ. Он был воином, оставшимся уже без войска и знавшим, что битва уже проиграна. У него не было выбора. И ему ничего не оставалось, как только выполнить свой долг до конца. Он рубился с этими, окружившими его, врагами из последних сил. Тело уже не выдерживало всех этих перегрузок и умирало. Но воин должен рубить врага до конца. Рубить, пока он ещё жив. И смерть его не пугала. Страшнее страха смерти, был страх перед возможностью смириться и превратиться в одного из тех, с кем он боролся, кого ненавидел и кого презирал.

А мы живём в мертвящей пустоте… Попробуй, надави! Так брызнет гноем!
Мы страх мертвящий заглушаем воем…и те, что первые… и люди, что в хвосте!
И обязательные жертвоприношенья… отцами нашими воспетые не раз!..
Печать поставили на наше поколенье!.. Лишили разума! И памяти! И глаз!

В. Высоцкий никогда не был «антисоветчиком» и не боролся против советской власти. Напротив, он боролся потому, что этой советской власти уже нигде не было. А были лишь слова, было лицемерие и была ложь. В. Высоцкий, подобно многим другим, мог уехать на Запад и сделать себе успешную карьеру в качестве «жертвы тоталитарного режима». Но он не мог этого сделать. Просто потому, что он был и остался тем «советским человеком», о котором так презрительно говорили уже в СССР, не говоря о Западе. Он просто не мог предать и продать все те идеи, нормы, убеждения, которые впитал в себя с детства и в правильность которых искренне верил. За это его и не любили, ни официальная власть в СССР, ни антисоветские силы на Западе. Он не желал подчиняться этому «стадному инстинкту» тех или других. Он оставался самим собой, таким, каким есть.

И, улыбаясь, мне ломали крылья… мой хрип порой похожим был на вой…
И я немел от боли и бессилья! И лишь шептал: спасибо, что живой…
Я суеверен был. Искал приметы. Что, мол, пройдёт – терпи, всё ерунда!
Я даже прорывался в кабинеты… И зарекался! – Больше, никогда!
Вокруг меня кликуши голосили: « В Париж мотает, словно мы – в Тюмень!
Пора такого выгнать из России! Давно пора! Видать, начальству лень!»
Судачили про дачу и зарплату… Мол, денег – прорва! - По ночам кую…
Я всё отдам! Берите без доплаты!.. Трёхкомнатную камеру мою!
Ещё давали добрые советы…чуть свысока похлопав по плечу…
Мои друзья…известные поэты! – «Не стоит рифмовать: кричу – торчу…»
И лопнула во мне терпенья жила! И я со смертью перешёл на ты…
Она давно возле меня кружила, боялась, видно, только хрипоты…
Но от суда скрываться не намерен! Коль призовут – отвечу на вопрос!
Я до секунд всю жизнь свою измерил. – И худо-бедно, но тащил свой воз!
И знаю я, что лживо, а что свято! – Я понял это, всё-таки, давно…
Мой путь один. Всего один, ребята! Мне выбора, по счастью, не дано!!!

И он прошёл этот путь до конца. Он сделал выбор. Хорошо ли, плохо ли, правильно или нет, но он прожил жизнь, как сумел. Он остался самим собой! – Как во времена В. Высоцкого, так и сейчас мнения и оценки о нём противоречивы. У каждого своё представление о Высоцком. И каждый имеет на это право.…Вспоминаются слова М. Ломоносова. – «Малый человек и на горе мал. Исполин велик и в яме!». - Нужен ли нам сегодня В. Высоцкий? – Ответить на этот вопрос легко и просто. – Он нужен тем, кому нужен. И не нужен тем, кому не нужен.

Писатели и поэты, как и все окружающие нас люди, воспринимаются нами по-разному. Одни нам интересны и понятны, другие вызывают неприятие и раздражение. Мы стараемся общаться с людьми, близкими нам по духу, по восприятию этого мира, по ощущениям, порождённым пребыванием в этой жизни. Точно также мы относимся и к тем, кого уже нет среди живущих. К тем, от кого в этом мире остались только книги, стихи или рукописи.

Для кого-то их уже нет, а для кого-то они продолжают жить рядом с нами и продолжают делиться с нами своими мыслями и чувствами. Нет уже того времени, когда жил В. Высоцкий. Нет и В. Высоцкого…Но может быть, совершенно случайно, какой-то современный мальчик вдруг вытрет сопли собственного тщеславия, чванства и самолюбия. И выключит эту, разжижающую неокрепшие мозги и орущую невесть о чём, музыку. Отодвинет в сторону компьютер. И на мгновенье перестанет печалиться и тосковать о прекрасной, но ещё не задранной, юбке… И оставшись один на один с самим собою, вдруг услышит он в этой, нежданно нагрянувшей и пугающей ещё одиночеством, тишине… хриплый и мужской голос…

Только в грёзы нельзя насовсем убежать…
Краткий век у забав! Столько боли вокруг!
Попытайся ладони у мёртвых разжать.
И оружье принять из натруженных рук…
Испытай! Завладев ещё тёплым мечом…
И доспехи надев! - Что почём?! Что почём!?
Разберись! – Кто ты?!  Трус?! - Иль избранник судьбы?! –
И попробуй на вкус настоящей борьбы!