?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry




Мы – За-стоя перегной. Через годы… Через годы!

В поколении ином… Будут всходы… Будут всходы!

Всю историю СССР можно рассматривать как борьбу между различными идеологическими подходами к процессу формирования самой структуры социалистического общества и к пониманию его теоретической сути. Именно итогом этого спора и была определена историческая судьба СССР. – Многие сложные вопросы стояли уже и перед большевиками – и тогда выяснялась роль правящей партии, роль оппозиции и роль партии в жизни нового общества. В последней фазе умирания социализма в СССР этот спор уже был решён: окончательно победил не социализм для большинства, а идеология КПСС, основанная на руководящей роли КПСС и дальнейшем усилении этой роли в жизни общества. Такая точка зрения была уже единственной и характеризовалась как единственно возможная для социалистического общества. Исторический материализм превратился в исторический фатализм. Исторический материализм превратили в религию, где в качестве земных богов, определяющих ход всемирной истории, выступает Политбюро ЦК КПСС. Исторический материализм превратили в библейские заповеди о неизбежном приходе земного рая – коммунизма, а вся история СССР уже была представлена в качестве столбовой дороги в светлое будущее человечества. Эта дорога не имела ни ухабов, ни поворотов – впереди было только «светлое будущее». На деле же, как показал практический ход истории, эта дорога вела эту идеологию в "канализационный люк", а сам социализм - в пропасть забвения.

Но тогда, всё решала партия, а дальнейшее уже обеспечивалось формальным голосованием, при отсутствии альтернативных кандидатур и возможности выдвижения других кандидатур. Причём, сами граждане СССР были лишены права на контроль за действиями КПСС и не могли участвовать в процессе формирования её руководящего органа. Это отсутствие равенства конституционных прав разделяло общество в СССР на «простых граждан» и членов КПСС, которые имели преимущество при назначении на руководящие посты или при выдвижении кандидатами в депутаты.

А само это неравенство конституционных прав и «дальнейшее усиление роли партии в жизни общества» превратились, якобы, в фундаментальную константу классического социализма. Именно такое устройство общество и объявили "настоящим" или "реальным социализмом". – Уже не общество, не народные массы и не большинство творили историю и контролировали группу граждан СССР, объединённых наличием партбилета, нет, уже партия КПСС, т.е. особая группа, "просветлённых и богом отмеченных" граждан общества, контролировала жизнь всего общества, определяла цели и намечала планы. - К чему это привело, уже известно.

И саму структуру экономики СССР, эту «сталинскую модель», нельзя понимать, как некую реализацию теоретической модели «истинного социализма». Экономическая структура СССР возникла не по воле теоретиков, не по глупости или своеволию И. Сталина, этот экономический вариант был вынужденным решением, порождённым внутренними условиями и внешними обстоятельствами. Перед СССР стояла задача: сохранить страну и развить её экономику любой ценой. В «белоснежных перчатках» эту историческую задачу решить было не возможно. В этот исторический момент не теоретики создавали модель социализма, эту модель формировала жизнь, формировала жёстко и беспощадно. Отчасти, именно этим объясняются все изъяны того исторического периода.

Но изменения ситуации должны были вести и к развитию, ранее созданной, экономической модели социализма. Но этого уже не произошло. КПСС законсервировала эту модель,  где обрела полную и не контролируемую большинством власть над обществом, обозначив её как «реальный социализм». Оппозиционных сил уже не было и быть не могло. Не случайно, само понятие «конкуренция между индивидами», о значении которого для исторического процесса было много сказано в «Немецкой идеологии», было вовсе исключено из философского лексикона. Делу был придан такой вид, что при социализме конкуренции между людьми  за экономические блага в обществе и партии уже нет и что эта конкурентная борьба между людьми не влияет на ход развития общества. Но именно конкурентная борьба в самой КПСС и определила её судьбу.

Но самое пагубное наследие, которое оставил после себя «передовой отряд строителей коммунизма», проявилось несколько позже. Многими своими действиями КПСС принудила общество к равнодушному отношению к политической сфере жизни – всё решала партия, любые попытки противостоять партийному диктату безжалостно наказывались, любые выборы или выдвижения политических лидеров превратились в формальность. Более того, КПСС контролировала и все профсоюзные организации, превратив их в один из послушных инструментов для реализации своих целей.

В общем плане: в СССР не было народовластия, то есть, власти большинства, а был политический диктат КПСС. Это и сформировало мировоззрение и политические навыки общества в целом. И, когда СССР распался, выяснилось, что этот самый «советский народ» совершенно не готов защищать социализм, не готов к жизни в этих новых условиях, не готов защищать и отстаивать собственные интересы. Что осталось в наследство? – Политическая пассивность большинства, разобщённость, отсутствие значимой идеологии, отсутствие политических лидеров, отсутствие общезначимых политических партий, отсутствие профсоюзов, способных отстаивать интересы людей труда. И большинство граждан, полностью обезоруженное, разобщённое и дезинформированное, было брошено в пучины эпохи первоначального накопления, эпохи «дикого капитализма». – Понимая это, можно ли удивляться всему ныне происходящему?!

Итак, какова она, эта политическая картина дня сегодняшнего, с позиций материалистического понимания истории? Что мы на сегодня реально имеем, если говорить с большевистской прямотой и пролетарской беспощадностью? – Есть капиталистическая Россия. В этой капиталистической России есть меньшинство, которое полностью удовлетворено своим экономическим положением и считает Россию современным цивилизованным обществом, т. е. единственно возможной моделью развитого общества. Есть подавляющее большинство, которое недовольно экономической ситуацией. Но это недовольство большинства направлено не против основ капитализма, оно порождено только неудовлетворённостью от собственного материального положения в этом капиталистическом обществе.

Это большинство общества совершенно не приемлет ту модель социализма, которую безуспешно пытается навязать ему идеология «марксизма-ленинизма» в лице партии Г. Зюганова, именуемой: КПРФ. Есть часть общества, которая поддерживает идеологию «марксизма-ленинизма» или принимает её с известными оговорками (процентное соотношение этой части к большинству показывают итоги выборов).

Однако, есть и более массовое меньшинство, которое недовольно и не приемлет капиталистический образ бытия, но не видит и не находит иных перспективных моделей общественного устройства. – На что надеется подавляющее БОЛЬШИНСТВО ГРАЖДАН России? – Большинство надеется на то, что Россия будет стабильно развиваться и условия жизни в ближайшее время существенно улучшатся. В этом их уверяет нынешняя власть, на это обещанное экономическое развитие большинство и надеется, понимая, что иного варианта развития у России нет.

Что вытекает из политической ситуации? – Реальное политическое положение в России совершенно не укладывается ни в рамки классических представлений, ни в рамки той идеологии, которую пропагандирует партия Г. Зюганова. - Классическая марксистская теория исходит из того, что в капиталистической стране имеется большинство, которое поддерживает коммунистическую партию, признаёт правомерность диктатуры пролетариата и уверено в преимуществах социалистического общества. Важно и то, что в классической схеме социализм ещё являлся мечтой, надеждой, идеалом и идеализированным мифом. В это верили. Ради этого боролись. И в эту цель вкладывали всё лучшее и привлекательное.

Но ситуация в современной России совершенно иная. – В России нет большинства, которое бы стремилось к построению социализма и поддерживало бы партию Г. Зюганова. Нет ни большинства, ни массовой поддержки. Нет веры в предлагаемую модель социализма, как не может быть мифом или идеалом то, что завершилось крахом и гибелью.. Но есть люди, жившие при социализме и его отвергнувшие. – Процент, устремлённых к прежней форме социализма, гораздо меньше даже чем процент голосов, отдаваемых партии Г. Зюганова.

Многие из тех, кто голосует за партию Г. Зюганова, голосуют не за него, не за его идеологию, они голосуют против существующей власти. - Потому, напрашивается вопрос: о какой такой революции и «диктатуре пролетариата» можно говорить, о диктатуре меньшинства над большинством?! И о какой «революционной ситуации» можно говорить, если нет ни движущей политической силы, ни самой общепризнанной и общезначимой политической цели?! –

Безусловно, партия Г. Зюганова является оппозиционной партией по отношению к существующей власти, к капитализму… Но очевидно и другое: КПРФ является ОППОЗИЦИОННОЙ ПАРТИЕЙ ПО ОТНОШЕНИЮ К БОЛЬШИНСТВУ ГРАЖДАН России. КПРФ – партия, отражающая интересы МЕНЬШИНСТВА общества. Естественно, конституционным путём КПРФ не может получить власть – большинства голосов у партии Г. Зюганова быть не может.

Если бы КПРФ поддерживал народ России, как утверждают сторонники Г. Зюганова, то партия имела бы совершенно иной результат на выборах в Госдуму и на президентских выборах. – Критерий истины – практика! - КПРФ укоризненно говорит власти о 22 миллионах, живущих за чертой бедности... Но почему же только 7 миллионов из них голосуют за КПРФ на выборах в Госдуму?

Понятно, что классическая теория не может быть применена в условиях современной России. Разумеется, с точки зрения КПРФ, нужно вести политическую агитацию и дожидаться того удобного момента, когда экономические противоречия обострятся и возникнет некая ситуация, близкая к революционной. Правда, и здесь возникает проблемный вопрос: а что строить после победы этой революции, если прежняя модель социализма неприемлема для большинства? – Теоретической модели нового типа социалистического общества у КПРФ нет, как нет и серьёзных теоретиков. - Кроме того, никто не знает и не может знать, КОГДА возникнет эта революционная ситуация, позволяющая разрушить основы капитализма российского. Через 10, 20 лет?! Через 50 или сто?!

Замысел верен: чем хуже дела у власти, тем лучше для оппозиции. Но за этим «хуже» стоят жизни и судьбы миллионов людей. Судьбы этих людей, их жизни КПРФ и приносит в жертву своим стратегическим целям, ради предполагаемого получения власти. В жертву приносится судьба БОЛЬШИНСТВА. - И как такой подход может сочетаться с искренним желанием изменить ситуацию в обществе к лучшему? - Что может дать программа партии Г. Зюганова живому и реальному гражданину России в ближайшем будущем? Как этому человеку выживать в настоящем? – Ответов нет! – Есть общие фразы! И ничего более! – Что, КПРФ на днях собирается делать социалистическую революцию?! Или КПРФ в ближайшие десятилетия сможет стать правящей партией? Разве роль КПРФ в обществе возрастает? Разве в обществе большинство поддерживает намерение национализировать капиталистическую собственность? Разве многие поддерживают идею о диктатуре пролетариата или монопольной власти КПРФ?

Стратегия партии Г. Зюганова ясна и понятна: вот, когда народ дойдёт до полной нищеты и начнёт вымирать, тогда большинство бросится к избирательным урнам и начнёт голосовать за КПРФ. – Народ, между тем, не благоденствует , но голосовать за КПРФ отказывается. – Почему?! - Сами идеи “реального социализма” уже утратили всякую идеологическую значимость, они не приемлемы для новых поколений, а программа КПРФ весьма далека от суровой реальности капиталистического общества. Это – не программа, это – социальная утопия для обмана избирателей.

И здесь возникает вопрос, старый как мир: что делать? – Но вопрос этот, столь любимый российскими интеллектуалами, требует незамедлительного ответа на вопрос уточняющий. – Что делать? – КОМУ?! – Для тех, кто не выступает против основ капиталистического общества делать ничего не надо – они живут в обществе, которое приемлют и в котором хотят жить, без всяких диктатур пролетариата, «марксизмов-ленинизмов» и социализма как такового. – Им не нужна помощь! Они сами выживут в этом обществе, для них родном и понятном! – Более того, они настоятельно требуют от современных «революционеров», чтобы те «не мешали жить нормальным людям» и не провоцировали общественный хаос или гражданскую войну. Этих людей можно понять, если вспомнить все трудности и весь ужас периода распада СССР.

Тогда, кому?! – Но, ведь, есть меньшинство, которое не приемлет капитализм, но вынуждено жить в условиях современной России. – Что делать этому меньшинству? Что делать этому меньшинству, знающему, что в обозримом будущем общество останется капиталистическим? – Здесь теоретически возникают два возможных ответа, две мировоззренческие позиции. -

Ответ первый: это меньшинство берёт за основу индивидуальный способ выживания в этих условиях современной России и каждый индивид выживает в одиночку и приспосабливается к жизни так, как сумеет, не надеясь на дружеское плечо, смиряясь с реальностью капиталистического бытия и позицией большинства.

Ответ второй: это меньшинство, сохраняя собственное мировоззрение, отказываясь признавать неизбежность нынешних экономических отношений, предпринимает попытки для поиска совместных, коллективных решений, позволяющих гражданам выживать в условиях капиталистического общества. В этом случае, эти люди не отказываются от коллективной формы существования, основанной на определённых отношениях между людьми, а, напротив, пытаются именно в этой форме коллективности и найти способ для своего личного экономического выживания.

Современный этап истории ставит трудный мировоззренческий вопрос: как людям из этого меньшинства сохранить собственное человеческое достоинство, но выжить сегодня и сейчас, ибо современный человек должен есть, пить и одеваться, прежде чем он займётся «деланием истории» или «строительством социализма». И эта экономическая необходимость, эта экономическая задача – важнейшая и первостепенная задача нынешнего политического момента.

Из понимания и признания этого факта и произрастает один из фундаментальных мировоззренческих подходов. – Любые теоретические прогнозы не должны отрываться от реальной жизни реальных людей. Совершенно неприемлем подход, когда людские жизни превращаются в заложников теоретических построений. Нельзя забывать о жизни миллионов людей, которые должны выживать сегодня и в нынешних условиях. Теории, которые вычёркивают эти жизни и рассматривают людей только как исполнителей воли теоретиков, которые не считаются с жизнями и судьбами современников, откладывая осуществление своих «священных» замыслов на отдалённое будущее, ничего общего с социализмом не имеют. Человек должен выживать здесь и сейчас. Современный человек не может решить свои практические проблемы посредством вкушения теоретических хлебов.

Основной вывод потому и сводится к следующему: люди, придерживающиеся социалистического мировоззрения, должны использовать коллективный способ выживания в условиях капиталистической общественно-экономической формации, где доминирует разобщённость и господствует индивидуальный способ выживания. Стремление к коллективному решению вопроса выживания не должно оставаться на уровне рассуждений, теорий и слов, такая устремлённость должна реализовываться на практике, в осуществлении этого подхода в реальной жизни.

Какие здесь могут быть способы-решения? – Это уже зависит от самих людей и такие решения могут быть многообразны. Возможно, это – кооперативы, народные предприятия или сельскохозяйственные коммуны. Уже и сейчас имеются чрезвычайно разнообразные формы объединения людей для решения вопроса об экономическом выживании. Здесь только практика жизни может показать, будут ли предприняты такие совместные усилия, приведут ли такие совместные усилия к положительным результатам и какую конкретную экономическую форму примут эти жизнеспособные формы экономической самоорганизации.

Понятно, что с позиций теории желательно бы увидеть такую новую форму экономической самоорганизации в виде некоей производственной единицы социализма, функционирующей на основе социалистических экономических отношений. Однако, практика жизни редко прислушивается к пожеланиям теоретиков. Потому, нужно понимать, что такие попытки могут быть разнообразны. Такие попытки могут казаться «нелепыми», «абсурдными», «капиталистическими» или «утопическими», но это ничего не меняет по сути. Самое важное, чтобы такие попытки предпринимались, чтобы у людей была возможность нормально выживать, а экономическая практика уже отсечёт всё нежизнеспособное.

Теоретически можно предположить и то, что такая производственная единица, выжившая в условиях капитализма и способная на равных конкурировать с производством капиталистическим, станет тем прообразом социалистического предприятия, которое и составит экономическую основу новой модели социалистического общества. Возможно, что эта новая модель социализма изменит позицию большинства и Россия изберёт иной, уже не капиталистический, способ совместного выживания своих граждан. Необходимо предпринять самые разнообразные попытки для поиска коллективных форм выживания, основанных на социалистическом укладе, в условиях доминирования и господства капиталистического общественного производства. Нужен определённый период проб и ошибок, который не может быть подменён какими бы ни было теоретическими указаниями и наставлениями. Для реализации идеальных теоретических моделей нужны идеальные условия, идеальные возможности и идеальные исполнители. В реальной жизни ничего этого нет – приходится действовать в реальных условиях, при наличных возможностях и действовать в мире практики могут лишь реальные люди, со всеми их достоинствами и недостатками.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
misafin
Mar. 15th, 2018 10:28 am (UTC)
Спасибо!
Очень близко к реальности...
( 1 comment — Leave a comment )