uguugu_sovetik (uguugu_sovetik) wrote,
uguugu_sovetik
uguugu_sovetik

Category:

Сто лет спустя.–2.

Историю, свой век обмануть нельзя. От них нельзя увернуться, спрятаться, уйти в себя. Как говорил Ежи Лец, в смутные времена не  уходи в себя  – там тебя легче  всего найти. Но век можно и нужно понять и заставить работать на себя.

Здесь – две трудности. Первая  связана  с  пониманием.  Мир  меняется  быстрее,  чем  мы  понимаем  его:  Сова Миневры вылетает в полночь. И тем не менее понимание и знание своего (у нас это уже – XXI)  века  –  императив  не  только  побед,  но  и  выживания.  А  бывают  ситуации,  когда выживание  –  это  уже  победа.  Знание  –  сила.  Здесь  возникает  вторая  проблема  – морального  выбора.  Сила  –  это  чаще  всего  Зло.  По  крайней  мере,  такой  вариант  более характерен  для  истории.  Понимающее,  умное  Зло  –  одна  из  самых  серьёзных  проблем Истории.

Большевики и нацисты победили потому, что оказались в своих странах людьми XX  в.,  уловившими  суть  и  смысл  наступающей  эпохи.  И  первые,  и  вторые  поняли  в наступающем веке то, чего кроме них не понял никто. К сожалению, других людей XX в., способных по-другому ответить на вызов или хотя бы смягчить ответ, здесь не нашлось. Большевизм и нацизм стали русским и немецким путем в XX в. Степень неадекватности даже началу XX в. многих лучших русских умов, противостоящих большевизму, степень их неготовности к современности – очевидна.

Большевикам в России противостояли в основном люди XIX в., которые смотрели в прошлое и не понимали, что оно кончилось, что век «вывихнут». И потому проиграли. А выиграли  те,  кто  «вывихнулся»  вместе  с  веком,  т.е.  понял  историю.  Причем  понял  в самый нужный и важный момент – когда она на изломе, когда она «вывихнута» и на этом «вывихе»  в  очередной  раз  садится  играть  в  карты  с  человеком.  Французский  историк Фернан  Бродель  говорил,  что  «социальные  карты»,  т.е.  «карты»  власти,  престижа, богатства,  в  истории  сдают  очень  не часто,  хотя  и  не  один  раз  –  колод  мало,  а  потому пересдачи редки. В XX в. История сдала карты в «длинные 20-е», (1914–1934) годы. Победили те, кто ухватил козыри. Похоже, ныне мир вступает в период очередной пересдачи  карт  Истории. 

По-видимому,  продлившись  20–25  лет,  нынешняя  пересдача определит доклад сил на весь XXI в. В борьбе за козыри – в стране и в мире – победит тот, кто раньше других станет человеком XXI в., т.е. начнет понимать. Во-первых, понимать то, что не понял XX в., отгадать загадки, которые оказались ему не по силам. Во-вторых, отгадать загадку самого XX в. В-третьих, на этой основе понять, определить и просчитать основные  варианты,  основные  тенденции  и  векторы  развития  мира  в  грядущем  веке, вычислить  точки  их  взаимодействия,  точки  скрещения  исторических  судеб  и  выйти  к намеченным рубежам раньше других. Прежде всего – раньше Зла.

Среди этих загадок центральное место занимают капитализм и коммунизм...

Собственно,  разворачивающаяся  ныне  в  мире  социальная  борьба  и  ведется  по  поводу того, кого исключат, вытолкнут из Времени, кто станет его маргиналом, кто – мастером, а кто – Властелином его колец...

Понимание  капитализма  и  коммунизма  –  золотой  ключик  ко  всем  остальным загадкам,  который  позволит  не  только  приподнять  занавес  истории,  но  и  открыть находящуюся за ним потайную дверь в Будущее... 

Действительно, по ком звонит колокол? По коммунизму? Или не только и даже не столько по нему? И вообще, стоит ли радоваться, когда звонят колокола Истории?..

Стандартная  оптимистическая  реакция  на  падение  коммунизма  обусловлена  и некими стандартными представлениями о коммунизме и капитализме. Представлениями, за которыми скрывается незнание. Или неполное  знание, которое порой хуже незнания. До сих пор не создана общая теория развития коммунистической системы. Но ведь нет и общей макро теории развития капитализма...

В  прежние  эпохи  сначала  возникала  система  эксплуатации  и  её  господа,  затем формировались угнетенно-эксплуатируемые группы, затем, с еще большим опозданием – адекватные  новой  системе  формы  борьбы,  сопротивления  ей.  Нынешняя  эпоха,  по- видимому, иная. Ее информационный характер позволяет (теоретически, по крайней мере) новым  формам  сопротивления  и  борьбы  возникать  по  сути  одновременно  с  новыми формами  отчуждения. 

Дело  –  за  «малым»:  превратить:  теоретическую  возможность  в практическую; социальную борьбу поздне-капиталистической эпохи за «козыри истории» пост капиталистического мира – в сопротивление формирующимся господам этого мира; так сказать, сработать на упреждение. Ясно, что такую задачу легче провозгласить, чем осуществить. Во-первых, воля к борьбе и ясность мысли – это не самые распространенные из  качеств. 

Во-вторых,  социальные  конфликты  поздне-капиталистической  эпохи заслоняют,  затеняют  или  просто  делают  невидимыми  конфликтные  точки,  контуры  и объекты  борьбы  будущей  эпохи;  конфликты  последней  как  бы  свернуты  и  спрятаны  в конфликты сегодняшнего дня и трудно отделить одни от других.

В-третьих, что еще более осложняет  ситуацию,  потенциальные  господа  пост капиталистического  (и посткоммунистического)  ныне  реально  борются  с  экономическими,  социально-политическими и идейными формами Капиталистической Системы, выступая против нее и  характерных  для  нее  эксплуатации,  угнетения,  отчуждения.  В  такой  ситуации сопротивление должно стать особым искусством. Более того, оно должно стать наукой, точнее, опираться на особую науку сопротивления (любым формам господства), которую еще предстоит разработать – как и соответствующую её идейно-нравственную основу.

Именно  в  азарте  борьбы  переходных  эпох,  направленной  против  старых господствующих  и  эксплуататорских  групп,  выковываются  новые,  формы  господства  и его персонификаторы. Поднявшееся на борьбу общество, трудящиеся сами выдвигают и выковывают их – закон самообмана. Эпоха революций – это эпоха создания новых господ, превращения тибулов и просперо в новых толстяков. Или, по крайней мере, подготовка плацдарма для такого превращения, сервировка нового социального стола.

В борьбе революционных эпох все помнят о плохом старом и мечтают о хорошем новом, забывая, что хороших социальных порядков – ни новых, ни старых – не бывает; бывают – выносимые и невыносимые; борются со старым и не думают о борьбе с новым в новой  эпохе  –  зачем?.. -  это  будет  прекрасный  новый  мир.  Именно  в  момент  борьбы  с господами  старого  мира,  отрекаясь  от  них  и  от  этого  мира,  люди  сажают  себе  на  шею новых  эксплуататоров  –  как  Синдбад-мореход,  наивно  подставивший  шею  старику-«шейху моря», которого потом долго носил на себе.

Главная  задача,  стоящая  перед  человеком  в  революционные,  «переходные», вывихнутые  эпохи,  –  не  дать  обмануть  себя  и,  что  ещё  важнее,  не  обманывать  себя, избежать  соблазна  самообмана,  питаемого  и  усиливаемого  нежеланием  нести ответственность,  делать  самостоятельный  выбор  и  участвовать  в  длительной психологически  изнуряющей  борьбе. 

Говорят,  генералы  всегда  готовятся  к  прошедшей войне. Аналогичным образом дело обстоит в революциях: люди воюют с прошлым, они готовы  к  прошлому  врагу,  но  не  готовы,  не  видят  нового  субъекта  с  хлыстом,  или  в котелке, или во френче, или в свитере. Другой вопрос, что задача определения Грядущего Господина  трудна  сама  по  себе  и  что,  даже  вычислив  его,  нелегко  превратить теоретическое  знание  в  практику  в  ходе  социальной  борьбы  –  ведь  в  таком  случае оказываешься между двух огней. Но, с другой стороны, и «огни» можно направить друг на друга, как это делал капитал в течение последних 200–250 лет. Это та ситуация, где практика действительно оказывается критерием истины.

Опыт прошлого показывает, что в любой социальной схватке необходимо трезво смотреть не только назад, но и вперед, с упреждением вырабатывая интеллектуальные и властные  «антитела»,  способные  исходно  ограничить  новых  хозяев.  Искусство сопротивления  не  только  прошлому,  но  и  будущему  –  вот  что  должно  шлифоваться  и отрабатываться.  И,  соответственно,  знание,  необходимое  для  этих  целей.  Это  знание должно  вырабатываться  и  совершенствоваться  спокойно,  но  неуклонно  –  как  йоги  и мастера кун-фу оттачивали свое умение в монастырях в ходе длительной истории своих цивилизаций.  Пост капитализм,  похоже,  окажется  длительным,  «асимптоматическим» периодом,  так  что  время  будет.  И  начинать  нужно  с  нового  типа  понимания  и  знания. - Знание – не просто сила, а власть.

В  эпоху,  когда  информационные  факторы  производства  –  знание,  наука,  идеи, образы – становятся решающими и отчуждаются у человека (а вместе с ними и он в целом –  иначе  быть  не  может),  когда  они  становятся  полем  реальной  социальной  борьбы, последняя  (равно  как  господство  и  сопротивление)  не  может  не  иметь  научно-информационной  основы;  более  того,  эта  основа  становится  объективно  самой  важной сферой  знания,  которую  новые  господствующие  группы,  должны  будут  секретить, табуизировать, виртуализировать. А для этого – скрывать реальность, мистифицировать, виртуализировать  её.  Здесь  сопротивление  –  это  сражение  за  реальное  представление  о реальности.

Точечный,  пуантилистский  характер  грядущей  эпохи  подсказывает:  массовой, зональной, годной для всех и в этом смысле универсальной «науки сопротивления» быть не может. В каждой точке она может быть различной. Универсальность ее будет носить иной характер: не наука сопротивления кому (феодалу, капиталисту, номенклатурщику), а прежде всего Кого. Если главной антиэксплуататорской задачей человека станет остаться человеком вообще, то объект сопротивления имеет куда меньше значения, чем субъект...

Разумеется, наука сопротивления не гарантирована от превращения в науку нового господства,  эдакую  «социальную  прокрустику»,  как  это  произошло,  например,  с марксизмом на рубеже XIX–XX вв. Но марксизм – такова была эпоха – представлял собой объектную,  объектоцентричную  «науку  сопротивления»,  отсюда  и  метаморфозы. Субъектный характер новой «науки сопротивления», нового «сопротивляющегося знания» в  значительной  степени  является  иммунитетом  против  перерождения...

Разумеется, двойное, перекрестное видение, разработка действий на его основе (не говоря  уже  о  реализации)  –  задача  исключительно  сложная,  требующая  создания принципиально  новой  формы  организации  знания,  методы  которого  позволят  рассекать нынешнюю  реальность  и  вскрывать  в  ней  семена,  эмбрионы  и  формы  будущего  в  их взаимодействии, то, что день грядущий нам готовит. Иначе – беда.

В любом случае важно понять:  в  современные  социальные  конфликты  ввиду  специфики  эпохи,  вплетены,  уже присутствуют чаще всего в скрытом, искаженном, нечистом виде формы противоборства грядущего  «странного  мира».  Они  проявляются  по-разному  и  в  разных  сферах:  в  росте преступности  и  этнических  чистках,  в  росте  значения  иррационального  знания  и отступлении  универсализма, в новых научных концепциях и формах досуга, наконец, в приходе той виртуальной реальности, о которой шла речь. Между прочим, возможность виртуальности была предсказана несколько десятилетий назад…

С  киберпространством  не  нужна  собственность  в  прежнем  смысле  слова.  Здесь другие  средства  контроля:  киберпространство  отчуждает  у  человека  информацию, духовные  факторы  производства.  Киберпространство  –  это  сладкий  концлагерь, значительно  более  эффективный,  чем  лагеря  коммунистов  и  нацистов.  Вот  когда производственно сбывается афоризм Ежи Леца «В смутные времена не уходи в себя – там тебя легче всего найти».

Человек  эпохи  НТР  –  Homo  informaticus,  в  массе  своей,  социологически,  т.е.  по логике  возникающего  социума,  должен  быть,  Homo  disinformaticus.  Это  только  на прямолинейно-просвещенческий взгляд кажется, что в эпоху господства информационных технологий,  духовных  факторов  производства  все  должны  быть  умниками  и  творцами.
Совсем  наоборот!  Если  духовные  факторы  производства,  информация  являются решающими,  то  это  значит,  что  господствующие  группы  будут  отчуждать  именно  их, именно  на  них  будут  устанавливать  свою  монополию,  лишая  этих  факторов  основную массу  населения. 

У  пролетария  не  было  капитала,  у  арендатора  –  земли,  у  раба  – собственного  тела.  У  Homo  (dis)informaticus  не  должно  быть  реальной  картины  мира, рационального  взгляда  на  мир;  этот  homo  не  должен  быть  духовным.  В  логическом завершении – он не должен быть Homo. И не должен знать, мыслить. Знать, мыслить  – значит быть. Cogito ergo sum.

Homo disinformaticus – жилец (или скорее нежилец, нежить) антидекартовского мира. Современность прошла под знаком Декарта. Пост современность, похоже, будет диаметрально противоположной. Или, по крайней мере, может быть, если не  противостоять  этой  тенденции  (но  для  этого  человек  сам  должен  стать  Точкой-Вселенной,  Homo  universalis).

Ныне  астрологи,  экстрасенсы  и  иже  с  ними  не  просто очередной  раз  явились  в  Смутное  время  мира,  но  и  (на  этот  раз)  активно  работают  на будущее антидекартовского мира и его господ, мостят им путь к власти, создают удобный объект  новой  «властесобственности».  Удел  этого  объекта  –  фантомат, дезинформированность  или  не информированность,  вера  в  НЛО  и  «психотэрапэутов»,  в экстрасенсов  и  в  сглаз,  в  астрологов  и  «жизнь  после  смерти».  Неважно  во  что.  Важно, чтобы он привык верить в иррациональное, чтобы не знал и не понимал, что происходит в мире – для этого не надо перекрывать информацию; наоборот, утопить его в ней, и он сам заорет  нечто  вроде:  «Не  хочу  политики,  чернухи,  эпидемий,  катастроф;  хочу  покоя  и развлечений».  Вот  тут-то  ему  на  блюдечке  –  виртуальная  реальность,  в  которой  живут счастливые Homo virtualis. - По ту сторону счастья и несчастья, свободы и достоинства.

Андрей Фурсов. “Колокола истории”.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments