September 16th, 2017

Иллюзии С.Удальцова. Из рубрики “Спрашиваете? – Отвечаем!”

Через полгода в России состоятся президентские выборы. Власти, безусловно, планируют не выборы, а «перевыборы Путина». Кампания официально стартует в декабре. Времени мало, но еще можно успеть выработать тот сценарий действий лево-патриотической оппозиции, который смог бы обеспечить на этих выборах реальную борьбу.

На сегодня в стране сложилась парадоксальная ситуация. По всем социологическим исследованиям, среди наших граждан доминируют левые, социалистические настроения (чем активно пользуется и власть, и прозападная оппозиция), при этом позиции левых партий и организаций нельзя назвать блестящими. Вот и сейчас, за три месяца до начала президентской кампании, нет четкого понимания, какие кандидаты будут представлять левый, патриотический фланг.

Конечно, мы можем предположить, что в очередной раз будут выдвинуты «ветераны» выборных баталий, которые уже неоднократно принимали участие в выборах. Но реальной конкуренции Путину они явно составить не могут, так как в обществе сильна усталость от «бессменных оппозиционеров», которых многие уже воспринимают как согласованные с администрацией президента политические декорации. При таком сценарии велика вероятность, что даже второго места кандидату от лево-патриотических сил не получить, а на улицах развернется протестная кампания, поддержанная либералами. Момент ответственный, очередная ошибка может очень серьезно ослабить наше движение и деморализовать его.

Но еще не поздно изменить кремлевский сценарий. Для этого, по моему глубокому убеждению, необходимо продемонстрировать обществу, что левые и патриоты не собираются при выдвижении своих кандидатов на президентских выборах вновь руководствоваться кулуарными решениями, а намерены опереться на результаты волеизъявления граждан. Это будет качественный прорыв, продемонстрирует всем истинное демократическое начало лево-патриотического движения. Инструментом определения предпочтений сторонников левых идей могут стать так называемые праймериз, или по-русски говоря, предварительный отбор кандидатов.

Институт праймериз давно используется во многих западных странах (вспомните, хотя бы, драматичную ситуацию во Франции на прошлогодних выборах), и даже «Единая Россия» использует этот механизм, понимая все его плюсы. Кто бы что ни говорил, предварительный отбор кандидатов привлекает дополнительное внимание к той политической силе, которая его проводит, позволяет представить обществу не одного-двух записных лидеров, а целый спектр кандидатов, что в целом улучшает имидж движения.

Тем не менее, до последнего времени идея праймериз не находила большой поддержки среди руководства левых и патриотических организаций России. Чаще всего от них можно было услышать ответ в духе «идея хорошая, но требует подготовки, да и вообще неизвестно, кто может воспользоваться ситуацией и мобилизовать своих сторонников на этих праймериз». То есть, налицо боязнь руководителей утратить личные позиции, поэтому данная инициатива всячески «забалтывается». Однако сейчас, по моему мнению, настал тот момент, когда «по старинке» уже не получится, надо идти на риск и опробовать новые технологии общения с нашими сторонниками.

Процедура праймериз при взаимном согласии основных лево-патриотических партий и движений может быть проведена на общей интернет-площадке под контролем специалистов от этих организаций, а также в реальном измерении — на базе региональных и местных структур. Времени мало, но при наличии политической воли этот процесс можно было бы организовать в середине ноября. Каждая партия и организация, проведя внутреннее обсуждение, могла бы выдвинуть в качестве кандидатов своих представителей (квота может уточняться в ходе подготовки праймериз), которые и вошли бы в общий список для голосования.

По итогам праймериз мы получили бы максимально объективное мнение наших сторонников, и победитель стал бы оптимальным кандидатом от лево-патриотических сил на президентских выборах. Сама процедура праймериз уже привлечет к себе большое внимание, а соответственно, и к левым силам. А если победителем станет яркая, новая фигура, то это, бесспорно, даст нам шанс превратить президентские выборы из очередного фарса в реальную борьбу за второй тур, а далее — и за победу.  

Будет ли этот кандидат единым — решать опять же гражданам, этот вопрос надо будет задать им в ходе праймериз. Другим возможным вариантом будет выдвижение первой тройки победителей праймериз от разных политических партий или в качестве самовыдвиженцев.

Меня часто спрашивают, кого бы я хотел видеть кандидатом от лево-патриотических сил? Давайте навскидку назовем несколько имен, которые на мой взгляд могли бы быть такими кандидатами. Сергей Глазьев, Юрий Болдырев, Захар Прилепин, Олег Шеин, Сергей Шаргунов, Юрий Афонин, Валерий Рашкин, Константин Семин, Анатолий Локоть, Сергей Левченко.

Вот сходу и подобралась десятка претендентов. А есть еще и другие кандидаты, тоже достаточно известные.
В общем, выбор есть. Нужна лишь политическая воля. Если она будет, нужно уже в ближайшее время сформировать оргкомитет по проведению праймериз. Общую интернет-площадку для голосования подобрать не так сложно. Слово за участниками процесса. Есть ли у них желание преобразить лево-патриотическое движение, придать ему свежесть и остроту, навязать реальную борьбу кремлевским манипуляторам? Или в очередной раз будем «отрабатывать номер» и дискредитировать наше общее движение? Думаю, второй вариант приведет к совсем печальным последствиям. Надо определяться.
Данную статью прошу считать моим открытым обращением к руководителям всех левых и патриотических партий и движений. Ждем ответа.


Сергей Удальцов.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------

1. Удальцов исходит из того, что предстоящие президентские выборы – это межличностная конкуренция. И в этом противостоянии личностей-политиков он надеется найти личность, способную достойно противостоять В. Путину. Это – утопия. Такой личности сейчас нет. Такие личности не могут появляться внезапно или в результате предварительных выборов. Нужны годы, чтобы личность обрела популярность и политический вес. Если такой личности нет, замысел обречён на провал.

Можно согласиться с доводом о том, что “лево-патриотические силы” должны найти кандидата, способного занять хотя бы второе место. Но здесь, даже допустив само наличие “лево-патриотических сил”, сразу возникает вопрос о неизбежности конкурентного противостояния между “силами” – каждая “сила” захочет, чтобы именно её представитель стал вторым. Стало быть, уже это не позволит выдвинуть единого кандидата. В лучшем случае, наряду с этим “единым кандидатом” каждая “сила” выдвинет и своего персонального, что приведёт к распылению голосов избирателей. Но это произойдёт и без предварительного голосования по выдвижению единого кандидата. Сам замысел из-за неизбежного конкурентного противостояния лишается смысла.

К этому можно добавить и то, что сам термин “лево-патриотические силы” расплывчат и лишён конкретной политической определённости. Под этим термином подразумеваются разрозненные, разобщённые, противоборствующие и не способные к объединению малочисленные группки людей. А “гиганты политической мысли”, в образе КПРФ и СР, естественно откажутся от участия в таком замысле… Зачем им это? – У них есть свой кандидат и для их партии важно получить это самое второе место. Это естественно – и в этом задача любой крупной партии. И руководству этих партий совершенно безразлично, “устали от них” или нет. И разговоры об ошибках и “деморализации левых сил” здесь неуместны – нельзя деморализовать то, чего нет. 

2. Довод о том, что предвыборную кампанию нужно начинать вовремя и заблаговременно, разумеется, верен. И, в первую очередь, это касается оппозиции. Для В. Путина это необязательно – ему выгодней сохранять интригу о своём участии или не участии в выборах.

Политически осмысленно сейчас действует только А. Навальный – он делает всё своевременно и логично. Речь не о самом Навальном, а о его политической тактике. Все иные никуда не торопятся, ибо итог выборов для них предсказуем, а сами партии хорошо известны избирателю. А, вот, новым политическим лицам нужно гораздо раньше выходить на публичную политическую сцену.

Также нужно согласиться с тем, что предварительные выборы нужны и что сами избиратели должны решать вопрос о кандидатуре кандидата в президенты на выборах. Хорошо бы… но у каждой партии есть свой лидер-вождь, за спиной которого стоит свора партийных функционеров и которые не позволят “чужому” стать лидером. Очевидно, ведь, что если член партии победит в предварительных выборах или наберёт большой процент на президентских выборах, то он подорвёт авторитет лидера партии, посягнёт на его лидерство и станет угрозой для “руководящего звена”. Разве это кубло допустит подобное?.. Разве, скажем, коммунист Калашников, с интеллектом большого ребёнка, позволит кому-то посягнуть на его “руководящую роль”? – Он даже в телевизионных шоу пытается установить “культ личности”, возомнив себя умом, честью и совестью исторической эпохи. - И с чего кто-то думает, что подлинные цели “левых” партий совпадают с их программами, заявлениями, обещаниями и речами лидеров? – Этому в СССР верили… пора бы и поумнеть…

3. Если говорить о стратегии всех, больших и малых, оппозиционных сил во время избирательных кампаний, то можно назвать эту стратегию правильной. Суть этой стратегии сводится к атаке на “путинский режим”, т. е. идёт поток всевозможного негатива, который должен опорочить В. Путина. Именно это противостояние В. Путину и должно, по их мнению, принести успех у электората и выставить их подлинными “борцами за всё хорошее”. Здесь, как бы, идёт диалог или противостояние между оппозицией и В. Путиным, а общество должно, как бы, понять, кто плохой, а кто хороший. – Почему эта стратегия правильна? – Потому, что оппозиция не способна вступить в реальный диалог с самим обществом – ей просто нечего сказать. А всё, что они могут сказать, совершенно не устраивает большинство, да и не верит большинство в то, о чём они говорят - связи с реальностью и возможностью реализации всех их заявлений большинство не видит. Потому и остаётся им один выход – осуждать, ругать или проклинать В. Путина, надеясь что их горькие слёзы о нуждах народных вызовут сочувствие у избирателя.

Но в этом своём подходе к пониманию ситуации оппозиция ещё и кое в чём  смыкается с подходом самого В. Путина. Идея этого подхода к делу проста: проголосуйте за нас, дайте нам власть и мы всё сами сделаем. Но и у В. Путина такой же подход, с той лишь разницей, что сами всё будут делать другие: президент, правительство, ЦБ, менеджеры, экономические стратеги… и, разумеется, всемогущая и всесильная личность с фамилией Экономика. Усилия миллионов людей для решения проблем им не нужны. Этим миллионам не ставят задач и даже не говорят о планах, их усилия и участие излишне – всё сделают и без их участия… всё сделает сама Экономика. От этих миллионов требуется только одно: затянуть пояса и ждать, когда Экономика, посредством цифровых технологий, сама решит все проблемы. – Денег нет, но вы держитесь.

4. Теперь взглянем на позицию оппозиции с позиции российских большевиков… На чём держится фундамент их понимания процесса общественных преобразований? – Замысел таков. – Мы – партия, большая или малая политическая “сила”, знаем, каким должно быть общественное устройство, и мы перестроим общество так, как нам хочется, либо через поддержку большинства на выборах, либо через диктатуру нашей партии, независимо от воли большинства. – Большевики же думали иначе – они всегда исходили из того, что именно они выражают эту волю подавляющего большинства, а под диктатурой они понимают именно диктатуру этого большинства, реализуемой через партию.

Нынешнюю оппозицию не интересует реальное мнение большинства. У них есть некие идеи и намерение навязать всему обществу эти идеи. Они всегда выступают в роли некоего старейшины или мудреца, который поучает глуповатых людей и рассказывает им о том, какой должна быть жизнь праведная. При этом вся суть вопроса у них сводится к убеждениям, идеям, политическим пристрастиям, но в реальной жизни правят экономические интересы. – Общество разнородно. Экономические интересы противоборствуют. Потому общезначимую программу преобразований в обществе можно выработать только через политические компромиссы. – Какими могут быть эти компромиссы? – Это зависит от страны, от конкретного момента, от экономической и политической ситуации в этой стране. – Цель такого компромисса в том, чтобы сформировать программу, которая может быть поддержана большинством на выборах или через революционную ситуацию. Большевики реализовали это через революцию, а гражданская война показала на чьей стороне большинство.

Поддерживает ли сейчас большинство идею революции или идею диктатуры какой-то партии? – Нет, не поддерживает. – Тогда оппозиция должна сконцентрировать все усилия на выборах. Но, чтобы заручиться поддержкой большинства, нужно, во-первых, найти этот общеприемлемый компромисс, а, во-вторых, нужно убедить большинство в том, что этот компромисс выражает интересы самого большинства, а не партии, которая его предлагает.

А у  оппозиции – идеи, программы и собственное видение будущего. – И что? – Ну, говорит КПРФ о  диктатуре пролетариата или преимуществах социализма, но поддержки-то  большинства нет и даже поддержка сторонников сокращается. – Понятно, есть программа партии, есть “правильные идеи”, но обществу что до того? – И всё, чего может реально добиться такая партия, сводится к стремлению занять как можно больше депутатских мест. Реального влияния на ход политических событий такие партии не имеют.

Одна гражданка СССР когда-то громогласно заявила: “нельзя поступаться принципами”. Но оказалось, как выяснилось позже, что принципами-то поступаться нельзя, а, вот, социализмом и СССР поступаться можно… И поступились!.. Не осталось ни социализма, ни СССР… Остались только где-то… какие-то, эти самые, принципы, о которых через четверть века уже никто и не помнит, а жизнь идёт по совершенно иным принципам.

5. Но, допустим, что удалось изыскать этого единого кандидата, с чем он пойдёт к избирателям? С какой программой? С идеями какой группировки из этих “лево-патриотических сил”? – Выдвижение единого кандидата ещё не свидетельствует о наличии единой политической платформы или программы – политический компромисс сведён здесь лишь к признанию популярности какой-то личности, но не политической программы.

6. И что имеем? – Нужной и общепризнанной личности нет. Нет в оппозиции лидера. Программы преобразований в обществе, поддержанной большинством, тоже нет. Стало быть, президентские выборы ничего не изменят, а все изменения будут определять те же политические силы, та же Госдума и тот же В. Путин. – Такова реальность.

В чём абсолютно прав С. Удальцов? – В том, что нужно хоть что-то пытаться делать… правильно или не правильно. Живой живое и думает, как говорил Л. Н. Толстой. Мы не в силах изменять ход истории по своему произволу и судьба КПСС это доказывает, но, если мы не будем пытаться хоть что-то изменить, история будет всегда идти в пагубном для нас направлении.

7. Каким бы был идеальный вариант в этой не идеальной ситуации? – Уже говорил, но повторю. – Предстоящие выборы нужно рассматривать не как процесс “переизбрания Путина”, но как попытку переизбрания главы правительства. Нужен новый лидер, способный сформулировать и реализовать новые экономические подходы и решения. Если такой кандидат заручится большой поддержкой избирателей, то В. Путин будет вынужден учитывать и популярность этого нового лидера, и наличие альтернативной точки зрения на дальнейшую судьбу России.

Но и такого человека нет. И такого человека невозможно ВЫДВИНУТЬ, он сам должен ВЫДВИНУТЬСЯ и только он сам может взять на себя такую ответственность. Можно выдвинуть Глазьева, но кто сказал, что он к этому стремится? – Он не хочет лезть в политику, а без активной политической позиции, при наличии нынешней Госдумы и “право-непатриотической элиты”, экономические задачи решить невозможно.

И в заключении…

Чтобы Россия “встала с колен” нужно, прежде всего, чтобы сами граждане России “встали с колен”, чтобы тот двадцать один миллион, живущих за чертой бедности, мог “встать с колен” и ясно понять, что он конкретно должен сделать, чтобы выйти из этого бедственного положения. Чтобы Россия могла “встать с колен” нужно, прежде всего, чтобы нынешняя правящая элита слезла с народных колен, на которых она так уютно сейчас устроилась…