January 17th, 2011

Двадцать лет спустя...



На душе было невыразимо мерзко и хотелось переиграть всё назад. Как это сплошь и рядом водится, изничтоженный своими руками шанс казался теперь единственным, ради чего стоило жить, а собственная решимость избавиться от лучшего будущего – достойной последнего придурка. При мысли, что он, побывав за таинственной дверью, сам заколотил её за собой и обречён отныне на этот мир, тоскливое бешенство захлёстывало мозг. Нестерпимо хотелось иного – иных миров, иной жизни, иной судьбы.

                                                                                                                             Рыцарь из ниоткуда. А. Бушков.

 

Вот и вошли мы в новый год, в двадцатый год после распада СССР. Что изменилось? – Можно сказать: многое! Но конца света не произошло – жизнь продолжается - рождаются и умирают люди, люди радуются и печалятся, ругают власть и друг друга, но живут и как-то выживают, хотя и каждый по-своему. – Каков основной вывод после этих двадцати лет? – Всё, в общем-то, сводится к известному: человек – существо, ко всему привыкающее и способное приспосабливаться к любым условиям существования. А ещё это существо неизменно живёт днём сегодняшним: история и прошлое, собственные убеждения и взгляды, мировоззрение и культурные пристрастия – всё это всегда легкозаменяемое и легко забываемое. Многое уже забыто, словно и не было. А многие, из ныне живущих и не знавших иных миров, уже твёрдо уверены, что мир может быть только таким, каков он есть, и другим быть не может.

Мир изменился? – Скорее изменились мы, а не мир. Изменилось место нашего пребывания в этом мире. Мир остался таким, как и был… изменились мы… Мы вошли в этот привычный мир человеческой цивилизации и стали типичными и стандартными представителями этого нового «старого мира». Мы потеряли своё своеобразие, свою обособленность – мы приведены к общему знаменателю! – Те, кто жил в СССР, жили в особом и своеобразном  мире. Как бы кардинально не отличались оценки этого умершего мира, бесспорно одно: своеобразие и нестандартность этого мира в мирах земной цивилизации. Теперь мы стали стандартными представителями, мы утратили своё своеобразие, мы стали как все, мы стали одними из многих. А ещё мы теперь стали одними из тех, кто существенно не дотягивает до лучших представителей этого нового стандарта.

Мы стали неотъемлемой частью мира потребления и теперь наша основная задача: потреблять материальное и духовное, потреблять то, что нам предписывает этот новый мир. Мы едим, пьём, одеваемся, читаем и смотрим то, что предписано этим миром. Мы съедаем эту еду, выращенную или откормленную по новейшим технологиям, ибо выбора у нас уже нет. Никому нет дела до того, что же нам самим хочется. Мы должны делать выбор только из того, что нам могут предложить. А основное назначение всех современных технологий совершенно очевидно: сократить затраты до минимума и доведение доходов до максимума. И никому нет дела до наших желаний есть естественную пищу, не глотать бесполезных или фальсифицированных лекарств и одеваться в одежды из безвредных материалов. Мы – потребители. А МЕНЮ определяют другие – те, кто является собственниками и производителями… Зато мы можем не читать всех этих «Моральных кодексов», можем не смотреть «производственных фильмов», нас уже не пугают партийными или профсоюзными собраниями и мы можем, уже не таясь, смотреть порнофильмы. Теперь у нас появилась подлинная свобода – мы можем совершать любые поступки, зная, что так поступают все, что в этом «нет ничего личного, а есть только бизнес». – И этот мир многим нравится! И многие теперь знают подлинную причину бедности и нищеты – все эти люди-неудачники просто глупы, неумелы и ленивы. В этом новом мире все умные, деятельные и талантливые богаты и счастливы. Так думает уже большинство. И это большинство совершенно не намерено изменять этот мир… Быть недовольным устройством мира или быть недовольным своим местом в этом мире… это – совершенно различные явления…