August 8th, 2010

(no subject)

Чтобы не прикидываться  многознающим, процитирую всёзнающую Википедию. -

«Мили́ция (от лат. militia — «войско») — исторически сложившееся наименование полиции в СССР и четырёх других социалистических странах: в Болгарии, Польше, Румынии и Югославии. В настоящее время название сохраняется во многих постсоветских странах — на Украине, в Абхазии, Белоруссии, Киргизии, Узбекистане, Российской Федерации, Таджикистане и Южной Осетии. Милиция представляет собой систему государственных органов исполнительной власти, выполняющих функции поддержания порядка и стабильности в стране, области, регионе. Основные функции милиции — защита прав граждан, интересов общества и государства.

До настоящего времени в большинстве стран мира, а до Октябрьской революции — и в России тоже, милицией называются нерегулярные вооружённые формирования, используемые в том числе и для поддержания общего порядка, формируемые из добровольцев и не входящие в состав официальной системы государственных правоохранительных органов. В царской России отряды милиции (в первоначальном смысле) формировались во время крупных забастовок, других массовых выступлений против власти. Идея замены постоянной армии ополчением вооруженного народа — народной милицией — получила распространение и теоретическое обоснование в левых революционных кругах, в том числе в работах В.И.Ленина.

После Февральской революции были ликвидированы корпус жандармов и Департамент полиции (постановления Временного правительства от 6 марта 1917 года и от 10 марта 1917 года). Тогда же была провозглашена замена полиции «народной милицией», которая была создана на основании постановления «Об утверждении милиции» и «Временного положения о милиции» от 17 апреля 1917 года. Это воспринималось как первый шаг к упразднению профессиональной полиции, а в дальнейшем — и к отказу от постоянной армии, передаче их функций  непосредственно вооружённому народу. Но созданная под наименованием «милиция» система фактически оказалась разновидностью полиции (государственной службы поддержания порядка), каковой и остается до настоящего времени. Дело свелось к изменению наименования, которое подчеркивало близость к интересам народа, чтобы новая организация не ассоциировалась со старой полицией и жандармерией, служившими символами старого порядка. Параллельно с государственной народной милицией продолжали организовываться и существовать отряды рабочей милиции, создаваемые местными Советами для поддержания порядка при массовых мероприятиях и организации охраны предприятий. Например, такого рода милиция была создана от имени Всероссийского земского союза в Минске сразу после Февральской революции; 4 марта 1917 года — день назначения ее начальником М. В. Фрунзе (под псевдонимом Михайлов) отмечается в Белоруссии как День белорусской милиции.

Октябрьская революция отменила всю систему государственных учреждений, в том числе и народную милицию Временного правительства. Декретом НКВД «О рабочей милиции» от 28 октября (10 ноября по новому стилю) 1917 года было установлено:

    «Все Советы рабочих и солдатских депутатов учреждают рабочую милицию. Рабочая милиция находится всецело и исключительно в ведении Совета рабочих и солдатских депутатов, Военная и гражданская власти обязаны содействовать вооружению рабочей милиции и снабжению её техническими силами вплоть до снабжения её казенным оружием, Настоящий закон вводится в действие по телеграфу».

Именно этот день (10 ноября) до сих пор отмечается в России как «День милиции». Пройдя через большое количество реорганизаций, милиция просуществовала до настоящего времени, сохранив как название, так и основные функции.

Таким образом, милиция была учреждена, но милицейские органы не имели штатной структуры и были, фактически, добровольческими формированиями. Около года после этого милиции, как государственной организации, не существовало. На местах ранее существовавшие формирования милиции были где-то распущены, где-то реорганизованы. Местные Советы создавали и поддерживали собственные милицейские отряды.

Очень скоро было осознано, что система охраны правопорядка не может существовать и эффективно функционировать, будучи набором самодеятельных добровольческих отрядов. В марте 1918 года комиссар НКВД поставил перед правительством вопрос о воссоздании милиции в качестве государственной организации. 10 мая 1918 года коллегия НКВД приняла распоряжение: «Милиция существует как постоянный штат лиц, исполняющих специальные обязанности, организация милиции должна осуществляться независимо от Красной Армии, функции их должны быть строго разграничены». На его основании были сформированы организационные документы, составлен проект «рабоче-крестьянской милиции». 21 октября 1918 года НКВД и НКЮ утвердили «Инструкцию об организации советской рабоче-крестьянской милиции».

Милиционер выполняет следующие функции милиции: обеспечение безопасности личности, предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений, выявление и раскрытие преступлений, охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, защита частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности, оказание помощи физическим и юридическим лицам в защите их прав и законных интересов.

Деятельность милиции строится в соответствии с принципами уважения прав и свобод человека и гражданина, законности, гуманизма, гласности. Милиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению; применение оружия, физической силы и спецсредств допускается только в особых случаях, указанных в законе. Также в законе «О милиции» говорится о равных правах человека независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств».

- И ещё. -  На конференции милиции в Петрограде, М. Горький:

 «…Между вами и полицией огромная разница. … Вы, милиционеры должны быть добрыми товарищами. Вы должны приласкать, помочь, протянуть руку изнервничавшемуся, измотавшемуся человеку, отнестись добросердечно, то есть сделать то, что … никогда полиция не делала. Но относясь вообще к людям участливо, добросердечно и душевно, вы не должны забывать, что есть еще категория людей — врагов порядка. Вот с этими врагами вы, милиционеры, должны бороться беспощадно…»

А, вот, теперь уж начну умничать… Проблема имеет две стороны: формальную и содержательную. Если о форме, т.е. о слове «полиция» - слово, как слово и нет в нём ничего предосудительного. Язык чрезвычайно подвижен и переменчив – возникают новые слова, заимствуются слова из чужих языков, старые термины умирают или вдруг неожиданно воскресают из исторического небытия. И, в этом смысле, нет ничего такого, чтобы объективно препятствовало замене слова «милиция» на слово «полиция». – Теперь по содержательной стороне дела. Здесь вообще нет оснований для разговора о каких-то переменах, обусловленных самой заменой терминов. Здесь опять цитата. – «От перемены букв, слагаемых в название, сумма служебных функций и качество исполнения служебных обязанностей абсолютно не изменяются». Великий Угу-угу. Собрание изречений.

Таким образом, замена слова, казалось бы, не должна вызывать какие-либо протестные реакции или изменять характер отношения к самой службе как таковой. – Но такие протестные реакции возникают. – Почему? – Каждое слово, подобно человеку, имеет свою судьбу, свою историю и свою оценочную характеристику со стороны, живших рядом с этим словом, людей. Вот, эта эмоциональная, этическая или идеологическая окраска слова и порождает различное отношение к использованию того или иного слова. Память поколений или отсутствие исторической памяти у новых поколений принуждают разных людей к различию в позиции по нововведениям. Каждое новое слово что-то меняет, возрождает или перечёркивает прошлое, преследует какие-то идеологические или даже политические цели и служит инструментом в неизбежной борьбе мировоззрений. Ну, скажем, слово «перестройка»… Совершенно бессодержательный термин, придуманный М. Горбачёвым, как оказалось позже, содержал-таки смысл и смысл этот сводился к предложению: давайте, развалим Советский Союз.

Что изменит переход к слову «полиция»? – Можно сказать: ничего. Но сознание человека, привыкшего к этому термину, уже будет воспринимать мир чуть-чуть иначе. Например, будет прочитана фраза: «Олег Кошевой нанёс удар по голове и полицай упал замертво». – Совершенно ясно, что Кошевой был преступником, если он поднял руку на служителя порядка. – Или. – «Все оставшиеся мужики села дружно пошли служить полицаями». – Что ж… похвально! – Те, кто не успел уйти с армией тоталитарного режима, стали наводить порядок в родном селе! –

Или, вот, так. – «Полицейские, с помощью дубинок и резиновых пуль, разогнали сборище нарушителей общественного порядка, требующих выплаты задолжности по заработной плате». – В сознании человека из прошлого века такое сообщение вызывает навязчивое ощущение того, что он находится на оккупированной территории или в чужом государстве. – Мелочи?! – В общем-то, да! – Но что-то и меняется. – Как и в любом другом деле, в области государственного строительства или общественных преобразований чрезвычайно сложно создать нечто новое или кардинально улучшить работу государственных структур. Несколько проще, имитировать такие изменения или сформировать в сознании людей иллюзию таких перемен. – Всё познаётся в сравнении! – Мы всегда сравниваем что-то с чем-то. Например, прошлое с настоящим. Но, если зачеркнуть прошлое или умело залить картину этого прошлого чёрными красками, сравнивать будет не с чем или такое сравнение будет предполагать заведомо отрицательный характер. А это значит, что день сегодняшний будет выглядеть буднично, естественно и нормально, по сравнению с пасмурным днём этого неприглядного прошлого. И человек будет чувствовать себя достаточно уютно в этом настоящем, радуясь уже одному тому, что ему повезло избежать горькой участи тех, кто перенёс все тяготы этого постыдного прошлого.

Что вытекает из сказанного? – Только то, что интересы господствующего класса всегда сметают любые философские мудрствования и реализуются на практике. В этом смысле, вопрос уже решён, но ещё нужно соблюсти определённые демократические формальности. Это мы сейчас и наблюдаем… Хотел было написать что-то на блоге Д. Медведева. Но подумал: зачем?! – Вопрос решён! – И это решение органично вливается в общий процесс общественного развития РФ. – Тогда, зачем?! – И, главное, кому?! -

И, вот, что подумалось… хорошо хоть В. Путин настоял на сохранении музыки гимна СССР… хоть что-то осталось…